Бизнес-омбудсмен Украины: задачи, функции, возможности

Prosto много надежд связано с созданием нового антикоррупционного органа – Совета бизнес-омбудсмена. О том, что теоретически сможет сделать для бизнеса такая организация и чего она, скорее всего, сделать не сможет – рассказывает Prostobiz.ua

Учреждение, именуемое Совет (Рада) бизнес-омбудсмена и состоящее из самого бизнес-омбудсмена, двух его заместителей и еще десяти сотрудников, составляющих секретариат этого органа, создано при Кабинете Министров Украины его же постановлением №691-2014-п от 26 ноября 2014 года.

Спустя несколько недель после этого бизнес-омбудсменом Украины назначен литовский политик Альгирдас Шемета, а 30 января 2015 года объявлен конкурс на должности обоих его заместителей. На 18 февраля 2015 года результаты этого конкурса еще не оглашались; интернет-представительства Совета бизнес-омбудсмена на момент написания этой статьи тоже нет, а по обращениям в этот орган можно лишь проконсультироваться при помощи горячей телефонной линии Кабмина: 0-800-507-309. Кроме названного постановления правительства нет пока и специального закона, который бы регулировал деятельность Совета бизнес-омбудсмена. Таким образом, в феврале 2015 года формирование офиса бизнес-омбудсмена еще не завершено.

Однако нет сомнений, что в марте-апреле 2015 года это произойдет – и организация заработает. Попробуем разобраться, как и для чего создается это учреждение, чем оно может помочь отечественному бизнесу.

 

Что есть в Положении о Совете бизнес-омбудсмена

Сразу отметим, что в упомянутом постановлении Кабмина субъектом права является не лично бизнес-омбудсмен – а именно возглавляемый им Совет бизнес-омбудсмена (далее при его упоминании будем использовать украинское сокращение: РБО).

Важнейшим для понимания возможностей РБО является то, что это орган:

а) консультационно-совещательный, лишь с рекомендательными функциями (не имеет властных полномочий – и это главное отличие РБО от ликвидированного в 2014 году Госкомпредпринимательства);

б) негосударственный, неприбыльный, независимый (не часть системы власти; не финансируется государством; бизнес-омбудсмен не может иметь должность во власти и даже не может принадлежать к какой-либо украинской политической партии);

в) имеющий право приобщать экспертов к рассмотрению любых «своих» вопросов – как должностных лиц, так и представителей объединений граждан, предприятий и организаций (при их согласии), в том числе иностранных – и в единичных случаях, и на контрактной регулярной основе;

г) имеющий право не только обрабатывать жалобы от субъектов хозяйствования, в том числе путем запросов, обращений и рекомендаций в органы власти – но и самостоятельно формировать рекомендации органам власти, вплоть до создания законопроектов (законотворческие предложения РБО может подавать для дальнейшего утверждения и продвижения Кабмину, а может и советовать правительству кандидатуры экспертов, например, из числа предпринимателей, для формирования рабочей группы по созданию законопроектов);

д) публично оглашающий ежеквартальные и ежегодные отчеты о всей своей деятельности и ответной деятельности органов власти (кстати, отдельно Положение о РБО строго и неумолимо предписывает публиковать всю полученную этим органом информацию о случаях совершения коррупционных действий со стороны органов власти или государственных/коммунальных компаний);

е) координирующийся (в виде рекрутирования членов наблюдательного совета РБО из нижеприведенных учреждений) как западными институциями – ЕБРР (он является спонсором существования всего учреждения) и Организацией Экономического Сотрудничества и Развития – так и крупнейшими украинскими негосударственными бизнес-ассоциациями: Федерацией Работодателей, Торгово-Промышленной Палатой, Украинским Союзом Промышленников и Предпринимателей, Европейской Бизнес-Ассоциацией Украины и Американской Торговой Палатой в Украине; а также Кабмином;

Любопытно, что в пункте 6 Положения о РБО, утвержденного тем же постановлением Кабмина, специально прописано, что информацию, документы и даже личные собеседования с представителями власти сотрудники РБО имеют право получать не просто «своевременно», но даже и «без неоправданных задержек».

Также интересно, что в наблюдательном совете РБО голосование будет происходить блоками: один голос будут иметь представители Кабмина, еще один – будет принадлежать вместе представителям ЕБРР и ОЭСР; еще один – всем остальным пятерым бизнес-ассоциациям, координирующим работу бизнес-омбудсмена.

 

Чего нет в Положении о Совете бизнес-омбудсмена

В целом существующие документы о создающемся офисе бизнес-омбудсмена свидетельствуют, что этот орган, в отличие от ликвидированного Госкомпредпринимательства, не имеет прямого отношения к процессам дерегуляции бизнес-деятельности и вообще к формированию легальной регуляторной политики – хотя именно в этом и состоит добрая половина препятствий для развития малого и среднего бизнеса.

Вместо этого функции РБО четко фокусируются на противодействии лишь иллегальным действиям, причиняемым бизнесу органами властями, госкомпаниями, рейдерами – собственно, и создавался офис бизнес-омбудсмена в рамках международной «Антикоррупционной Инициативы». Это, безусловно, тоже уже немало – и для крепко стоящего среднего бизнеса должно создавать серьезную «подушку безопасности» при каких-либо противоправных действиях со стороны властей.

Однако в существующей документации о РБО, на наш взгляд, есть серьезное упущение – особенно актуальное для малого и микро-бизнеса. Дело в том, что помимо откровенно противоправных способов ущемления прав бизнеса (которые, кстати, эффективно рассматривать испокон веку должен суд, а иногда и создаваемое Антикоррупционное Бюро) в «зарегулированной» стране существует еще и миллион способов совершенно легального и законного удушения бизнеса – если госорганы и госкомпании в таком удушении почему-либо видят смысл. Например, особое надзорное внимание может возникать по просьбе конкурентов данного бизнеса, которую омбудсмен доказать вряд ли сможет.

Таким образом, обращение в РБО дает лишь вероятность рекомендательного решения в пользу бизнеса по одному делу, а также небольшой шанс на смещение коррумпированных чиновников – но тут же резко уменьшает безопасность этого бизнеса в случае высокой коррумпированности в том или ином регионе. И чем «провинциальней», тем меньше безопасности у бизнеса, обратившегося к бизнес-омбудсмену.

Например, если бизнес-деятельности были незаконно созданы препятствия – то после обращения в РБО и решения в пользу бизнеса ликвидацию этих препятствий органы власти сейчас могут «немного затянуть», и бизнес все равно обанкротится.

Ведь РБО лишь совещательный орган, и его рекомендации теоретически можно не выполнять вообще (угроза невелика: о невыполнении РБО «громко» опубликует информацию, но если вы, скажем, выборный орган местного самоуправления – допустим, мэр Харькова – то вас вряд ли после этого опубликования смогут оперативно уволить). А практически можно, при желании, рекомендации бизнес-омбудсмена еще и долго изобретательно оспаривать в массе самых разных властных инстанций.

Помимо того, большинство представителей МСБ сами подают органам власти множество поводов для легальных штрафов и запретов – которые с удовольствием будут использованы в качестве мести как раз за обращение бизнесмена в РБО.

Достаточно вспомнить повсеместные зарплаты «черным налом», чтобы понять, что по закону закрыть можно почти любой неугодный коррупционерам малый бизнес. Чем же поможет омбудсмен, если после обращения к нему по поводу коррупции местная налоговая перестанет смотреть сквозь пальцы на подозрительно малые зарплаты в данной компании – а проведет расследование, а то и закажет наружное наблюдение органами охраны правопорядка, и в итоге без труда докажет, что деньги со счетов компании регулярно обналичивались с целью выдачи этой налички сотрудникам?

То же касается повсеместного незнания предпринимателями норм благоустройства, пожарных, санитарных, экологических и массы иных норм – все нарушения которых надзорные органы после обращения компании в РБО могут, вполне по закону, принципиально «вдруг взять и заметить». Конечно, какое-то время ситуацию может спасать общегосударственный мораторий на проверки бизнеса в 2015 году. Но он достаточно скоро закончится – чего не скажешь о традиции зарплат «в конвертах» или наплевательского отношения к размещению своих МАФов на улицах.

И все же помимо вины предпринимателей по созданию в самих себе столь удобных «мишеней» есть и явная вина государства в легкости такой схемы мести бизнесу от проштрафившихся чиновников за сдачу информации о них в РБО («закон как дышло – куда повернешь, туда и вышло»). Потому законодательные документы о бизнес-омбудсмене хотелось бы дополнить «гарантиями безопасности» – скажем, автоматическим мораторием на проверки обратившегося к омбудсмену бизнеса сроком на столько-то месяцев; запретом на оспаривание рекомендаций РБО; указанием кратчайших сроков реализации этих рекомендаций (а не только получения информации «без неоправданных задержек»); автоматической передачей полученной информации судебной системе. Однако все подобные пожелания нереализуемы уже в силу того, что сами рекомендации РБО не являются строгим и гарантированным полномочным решением – а потому и не могут обставляться никакими жесткими гарантиями даже теоретически.

Пример: в первую же неделю после назначения Альгирдаса Шеметы он получил жалобу от Анны Гуровой, президента Всеукраинского Банка Развития – полагающей, что временная администрация была введена в банк незаконно, поскольку в учреждении не отмечалось ни признаков неплатежеспособности, ни подозрительных транзакций. Однако серьезных волнений Фонду Гарантирования Вкладов и Нацбанку по этому поводу бизнес-омбудсмен пока так и не причинил.

Вывод: на наш взгляд, в существующем законодательном поле Совет бизнес-омбудсмена – орган практически «на общественных началах» и притом принципиально не занятый дерегуляцией бизнеса – обладает крайне малыми, невесомыми полномочиями, к тому же несколько дублирующими функции судебной системы. Выглядит так, что деятельность бизнес-омбудсмена будет больше относиться к политике информационной, нежели к исполнительной и экономической.

Однако будем рады ошибиться в нашем пессимизме – когда, наконец, «дождемся весны»: именно на март-апрель 2015 года и запланирована активизация работы Совета бизнес-омбудсмена Украины.

Опубликовано на сайте: 18.02.2015

Автор: Олег Кочевых

Источник: http://www.prostobiz.ua/



Подпишитесь на рассылку сайта, это бесплатно!
Всего подписчиков - 13717




Простобанк ТВ








Рекомендуем