Средний и малый бизнес Китая - история формирования

Малый и средний бизнес превратил Китай из отсталой аграрной страны в крупнейшего промышленного производителя. Теперь настал черед властей КНР помочь предпринимателям, которые пытаются спасти и сохранить бизнес во время мирового кризиса.

Краткое содержание и ссылки по теме

  1. Формирование мелкого и среднего бизнеса в Китае
  2. Малый бизнес по-большому
  3. Обратная сторона
  4. Скорая помощь
  5. Что нужно знать об открытии стартапов в Китае

    5.1 Барьеры при выходе на китайский рынок

    5.2 Интернет и электронная коммерция развиты как нигде

    5.3 Мода на стартапы

    5.4 Коммунистический союз молодежи за стартапы

    5.5 Китайские власти стимулируют создание стартапов

    5.6 Стартапы - лекарство от экономического спада

    5.7 Поражения – неотъемлемая часть стартаповой экосистемы

    5.8 Критическая оценка пропаганды успеха

    5.9 12 советов для запуска стартапа в Китае


Формирование мелкого и среднего бизнеса в Китае

Формирование среднего и малого бизнеса, составившего основу экономики Китая, стало результатом рыночных реформ, затеянных китайскими коммунистами в конце 1970-х годов. Реформы в СССР, начавшиеся шестью годами позже, стране не помогли — она распалась в 1991-м, да и экономика России в первой половине 1990-х представляла собой жалкое зрелище. А Китай тем временем уже заявил о себе как о потенциальной сверхдержаве. Поэтому в России все чаще задавали вопрос: почему это у китайцев реформы получились, а у нас нет? Ответ обычно зависел от политических пристрастий отвечавшего. Например, потерявшие власть российские коммунисты, еще недавно клеймившие китайские реформы и запрещавшие их изучение, поспешно признали их успех, объявив его причиной сохранение китайской компартией командных позиций. И призвали к копированию китайского опыта.
Между тем сами китайцы, которым вроде бы положено было рекламировать реформы с этикеткой Made in China, говорили обратное: автоматический перенос китайского опыта на чужую почву плодов не принесет, потому как этот опыт уникален, реформы в КНР осуществлялись не по чужим рецептам, а с учетом местных особенностей.
Действительно, реформы в России и Китае шли по-разному. В России "чикагские мальчики" упрямо, если не сказать тупо пытались внедрить наработки американских экономистов либеральной школы, а в Китае фактически с нуля разрабатывали собственную концепцию перестройки страны. Занимались этим люди, получившие хорошее экономическое образование в довоенном Китае и потому хорошо знавшие китайскую специфику. Роль китайской компартии сводилась к тому, чтобы не мешать профессионалам. При этом, как рассказывал Лю Гогуан, один из экономических советников патриарха реформ Дэн Сяопина, четкого представления о путях перехода к рынку ни у кого в КНР не было. Экономисты работали, руководствуясь формулой "переходить реку, нащупывая камни".
Однако плавание в бурной стихии рынка началось не по команде экономистов или политиков. В конце 1970-х годов китайские крестьяне провинции Аньхой, доведенные до нищеты экспериментами Мао Цзэдуна, начали выходить из неэффективных коммун, куда их когда-то сгоняли силой, и брать семейные подряды. Эффективность крестьянского труда резко выросла. Тем не менее, чтобы снизить остроту продовольственной проблемы, в 1979 году правительство КНР ограничило рождаемость в соответствии с политикой "одна семья — один ребенок". Этого, правда, оказалось недостаточно, и в начале 1980-х аньхойский опыт семейных подрядов с благословения Дэн Сяопина был распространен на всю Поднебесную.

Это не только позволило довольно быстро заполнить полки китайских магазинов местными продуктами, но и привело к появлению избыточной и, следовательно, очень дешевой рабочей силы. Готовность сотен тысяч людей работать за гроши (которой, кстати, не наблюдалось в новой России) — вторая составляющая успеха китайских реформ после наличия грамотных экономистов и решивших не мешать им коммунистов.

Третьим фактором можно считать наличие большого отряда богатых хуацяо — китайских эмигрантов, желающих вложиться в развитие исторической родины. Так совпало, что на рубеже 1970-1980-х годов в Гонконге и на Тайване рост уровня жизни и стоимости трудовых ресурсов спровоцировал вывод производства за рубеж. Тайваньские и гонконгские бизнесмены, выбирая между Юго-Восточной Азией и КНР, сделали выбор в пользу последней. Материковый Китай привлек их не только дешевизной рабочей силы, но и географической близостью и отсутствием языкового барьера. Кроме того, многие хуацяо имели в КНР родственников и хорошо знали китайские порядки. В том числе непростые правила общения с любящими взятки китайскими чиновниками. Сработал и китайский патриотизм — разбогатевшие за пределами КНР китайцы, даже ограбленные и изгнанные когда-то коммунистами, считали своим долгом помочь родине в ее новой, рыночной жизни. "Йе луо гуй гэнь" ("Листья падают, возвращаются к корням") — эта китайская поговорка означает, что китайские эмигранты должны рано или поздно вернуться на родину, пусть даже в виде праха после смерти. Однако китайские богачи с Тайваня и из Гонконга возвращались в КНР при жизни и везли с собой капиталы и опыт их преумножения в условиях рынка.
Но, наверное, самым главным секретом привлекательности Китая как поля для капиталовложений стала мудрая политика китайского руководства, предоставившего инвесторам всевозможные льготы и свое покровительство. В России, в 1990-х годах остро нуждавшейся в инвестициях, ничего подобного сделано не было. Российские власти неподдельно удивлялись, почему это западные инвесторы не спешат вложиться в такую замечательную страну, в которой, однако, предпринимателей буквально по поговорке "Один с сошкой, семеро с ложкой" грабили все кому не лень: не чиновники — так бандиты, и наоборот. А китайские власти тем временем подсчитывали прибыли. Инвестиции с Тайваня и из Гонконга, а затем и из Европы, США и Японии пошли на создание крупных и трудоемких производств. Они размещались в специально выделенных правительством КНР экономических зонах в приморских районах.

Но рабочей силы, высвободившейся в результате роста эффективности сельского хозяйства, было намного больше, чем требовалось экономическим зонам. Чтобы не умереть с голоду, оставшиеся не у дел бывшие крестьяне начали организовывать мелкие предприятия — часто просто в своих деревнях. Нет смысла перечислять ассортимент их продукции, они производили все — от пуховиков и детских игрушек до лекарств и комплектующих для крупных предприятий, открытых в экономических зонах. В 1990-х годах в КНР были проведены значительное сокращение и приватизация госпредприятий. В результате армия безработных пополнилась несколькими десятками миллионов человек. Чтобы не допустить социального взрыва, китайское правительство энергично помогало среднему и малому бизнесу, справедливо полагая, что тот пристроит к делу значительную часть не только бывших крестьян, но и бывших работников госсектора.

Малый бизнес по-большому

Заботу о малом и среднем бизнесе взяла на себя Национальная комиссия по развитию и реформированию, в рамках которой был создан департамент малого и среднего предпринимательства. Еще одним государственным агентством по обслуживанию малого предпринимательства стал Китайский центр координации и кооперации бизнеса (КЦККБ). Он изучал состояние и потребности малого и среднего бизнеса, помогал ему в организации торговых ярмарок и выставок, проведении деловых переговоров, а также взял на себя обучение кадров, консультирование и информационное обслуживание. Государство оказывало поддержку малому и среднему бизнесу даже в освоении зарубежных рынков. Так, при содействии КЦККБ с 1990 по 2001 год получили путевку в жизнь 950 международных проектов по развитию малого и среднего предпринимательства в Китае на общую сумму $6,2 млрд.

В 2001 году в интересах малого и среднего бизнеса была создана государственная некоммерческая информационная служба. На ее сайтах ежедневно фиксировалось до 200 тыс. посещений.

В 2002 году китайские власти приняли закон "О стимулировании развития малых и средних предприятий". Закон дал этим предприятиям равные права с крупными компаниями, в том числе в доступе к современной технике, рыночной информации и финансированию. Государство декларировало защиту законных доходов малых предприятий и их инвесторов от посягательств любых лиц и организаций. Были предоставлены серьезные налоговые льготы предприятиям, готовым трудоустроить значительное количество безработных и инвалидов. Малый и средний бизнес допустили в отрасли, ранее полностью контролировавшиеся государством, оно сохранило свое влияние лишь в некоторых ключевых секторах экономики. Китайское правительство начало размещать на предприятиях малого и среднего бизнеса госзаказы.

Все эти меры привели к быстрому развитию малого и среднего бизнеса, росту его прибыльности. К 2005 году в Китае насчитывалось 4,3 млн малых и средних предприятий, а также более 28 млн индивидуальных предпринимателей. Малый и средний бизнес давал стране более 80% (по некоторым данным, до 90%) рабочих мест. На его долю приходилось 55% ВВП и 60% объема промышленного производства (для сравнения: в России доля малых и средних предприятий в ВВП приблизительно 13-17%). Кроме того, сектор малого и среднего бизнеса давал 65% патентов, 75% технических новшеств и более 80% инновационной продукции Китая. А еще обеспечивал 46,2% налоговых поступлений страны и 62,3% общего объема экспорта. Стоит сказать, что к малым предприятиям (с численностью персонала до 100 человек) относится почти 99% всех предприятий КНР. И только 0,6% — к средним (с количеством занятых от 101 до 999).

В 2007 году в КНР был принят закон о вещном праве, предоставивший частникам равное с государством и коллективом право на собственность. Это, понятно, значительно укрепило позиции представителей малого и среднего бизнеса.

Обратная сторона

Однако становление рыночной экономики в КНР не обошлось без побочных негативных эффектов. Резко выросло имущественное расслоение населения. Усилилась диспропорция в развитии, с одной стороны, прибрежных районов, где создавались экономические зоны и через которые велась торговля с заграницей, и внутренних районов, где правят бал аграрный и добывающий секторы экономики,— с другой. Много проблем китайским предпринимателям создала алчность чиновников. В Китае (как и в России) власть и близость к ней всегда были средством обогащения, и развитие рыночных отношений не могло не подстегнуть рост коррупции. Несмотря на обилие законов, призванных поддерживать средних и малых предпринимателей, несмотря на регулярные кампании борьбы со взяточниками, сплошь и рядом получалось, что китайские предприниматели без взятки не могли ни получить вроде бы положенный кредит, ни зарегистрировать фирму.

Новые рыночные реалии и демографические проблемы породили в КНР уродливое и при этом распространенное явление — торговлю детьми. Родители фактически продают их за небольшую сумму хозяевам мастерских и заводиков, где зарплатой зачастую служат ежедневная миска с едой и минимальный комплект одежды. Этот, по сути, рабский труд на десятках тысяч подпольных предприятий — один из главных секретов прибыльности китайского малого бизнеса. Наряду с готовностью большой части населения работать за гроши.

Еще один недостаток рыночных реформ по-китайски связан с опробованной 30 годами раньше Японией ориентацией экономики на экспорт. В Китае это привело не только к стагнации потребительского рынка и замораживанию низкого уровня жизни в глубинке, но и к появлению, образно выражаясь, наркотической зависимости от экспорта. При этом заработанные на нем миллионы многие китайские предприниматели пускают не на развитие производства или улучшение условий труда работников их предприятий, а на покупку предметов роскоши. Значительная часть товара, продающегося в дорогих бутиках в Пекине, Шанхае или Гуанчжоу, произведена за границей, стало быть, заработанные китайцами деньги туда же и уходят. Миллиарды долларов тратились и на прямое инвестирование в экономику Запада, в первую очередь США.

Однако пока мировая экономика чувствовала себя нормально, на все эти "мелочи" никто большого внимания не обращал. Казалось, росту экспорта из Китая нет предела и, соответственно, не будет предела росту доходов миллионов "новых китайских". Правда, радужную картину слегка омрачили начавшиеся пару лет назад скандалы. Произведенные в КНР медикаменты, продукты питания и даже детские игрушки из-за нарушения технологии производства или использования ядовитых ингредиентов оказывались не просто низкокачественными, а опасными для здоровья. Китайское правительство оперативно развернуло мощную пропагандистскую кампанию, стремясь доказать, что обвинения в адрес китайских производителей являются по большей части гнусной клеветой, выдумкой непорядочных западных конкурентов. В тех случаях, когда низкое качество китайских товаров было очевидным, китайские власти демонстративно наказывали оплошавших производителей, некоторые даже попадали за решетку. Надо сказать, что эти меры так и не смогли полностью покрыть имиджевый ущерб китайских производителей и экспортеров. Но главный удар по ним нанес мировой финансовый кризис.

Скорая помощь

Жертвами резкого снижения спроса на китайскую экспортную продукцию стали в первую очередь производящие ее малые и средние предприятия, на которых трудится больше половины трудоспособного населения страны. По данным Госкомитета по делам развития и реформ КНР, только в первом полугодии в Китае из-за экономического спада обанкротились 67 тыс. средних и малых предприятий. К осени кризис обострился, на улице оказались сотни тысяч людей, в ряде провинций начались волнения.

Чтобы не допустить социального взрыва, правительство КНР 10 ноября представило план поддержки экономики на период до 2010 года стоимостью 4 трлн юаней (около $585 млрд). Средства будут распределены между 10 программами, среди которых строительство бюджетного жилья, развитие сельской инфраструктуры, транспортных сетей, улучшение экологии, поддержка инновационных технологий и восстановление территорий, пострадавших от стихийных бедствий. Это поможет трудоустроить десятки тысяч людей, но для спасения малого и среднего бизнеса, основы основ экономики КНР, нужны особые меры. В качестве таковых 15 ноября премьер госсовета КНР Вэнь Цзябао предложил правительствам провинций ввести для малого и среднего бизнеса льготное налогообложение и облегчить получение кредитов, в том числе на развитие прогрессивных технологий. Последняя мера поможет малому и среднему бизнесу выполнить призыв Вэнь Цзябао касательно разработки новых видов продукции, улучшения их ассортимента и качества, что необходимо для восстановления спроса на китайские товары.

Еще через несколько дней Ассоциация малого и среднего бизнеса Китая приступила к созданию инвестиционного фонда в 3 млрд юаней ($439,2 млн) для оказания помощи малым и средним предприятиям. Она объявила также о намерении выпустить облигации в поддержку малого и среднего бизнеса и создать банк с уставным капиталом 10 млрд юаней для обслуживания таких предприятий. Размеры ссуд под низкие проценты составят от 5 тыс. до 10 тыс. юаней. Планируется также провести налоговую реформу, чтобы уменьшить налоговый гнет на малый и средний бизнес в общей сложности примерно на 120 млрд юаней ($17,5 млрд). В Пекине понимают — выживание малого и среднего бизнеса сейчас равнозначно выживанию Китая.

Что нужно знать об открытии стартапов в Китае

Поднебесное государство обычно ассоциируется с экзотикой, своеобразным сочетанием коммунизма со свободной рыночной экономикой, мощным экономическим ростом в последние годы, дешевыми подделками люксовых западных товаров и тоннами электронного оборудования, которое наводнило мировой рынок. Немногие, однако, рассматривают Китай с динамично работающей экосистемой в качестве места для стартапа. А стоило бы, так как все указывает на то, что у Силиконовой Долины появился серьезный конкурент.

По данным различных источников, в Китае работает более 30 тысяч стартапов. Больше всего они сконцентрированы в Шанхае, Шэньчжэнь и Пекине, который в значительной степени субсидируется правительством и местными органами власти. Там процветают фонды венчурного капитала, но весьма активны и иностранные инвесторы, в основном из Силиконовой долины. Часто в капитализации развитых предприятий участвуют глобальные фонды с офисами в Китае (например, Sequoia, DCM, GGV, Matrix Partners). С другой стороны, финансирование стартапов - задача бизнес-ангелов, которых в Китае около 1200 (в то время как в США более 35 тысяч). Венчурные фонды находятся в зачаточном состоянии (например. IDG, Ceyuan, Lightspeed). Среди китайских фондов, инвестирующих больше остальных, можно выделить Shunwei Capital, Zhenfund, CRK2 и другие. Наиболее важные бизнес-ангелы: Cloud Valley, Innovation Works, ISTART, Tisiwi.

Барьеры при выходе на китайский рынок

Китайская экосистема бизнеса не легка ни для инвесторов, ни для стартаперов. В обоих случаях чрезвычайную роль играет сеть контактов, потому что работа в бизнесе прочно основана на связях. Главная причина этому - низкий уровень доверия. Иностранные инвесторы, особенно когда за ними не стоит серьезный фонд, наталкиваются на дистанцию. Существует общий принцип жесткой конкуренции, в которой нет запрещенных приемов. Инвестирование и ведение бизнеса безопасны в кругу доверенных лиц и знакомых, это основополагающий принцип.

Интернет и электронная коммерция развиты как нигде

После прохождения барьеров предпринимателя ждут большие возможности. Китайский технологический рынок продолжает расти, хотя согласно последним прогнозам экономика Китая будет замедляться. Китай имеет наибольшее число в мире интернет-пользователей - около 632 миллионов (в 2012 году было 560 млн). Среди Интернет-магнатов есть три компании, которые доминируют на местном рынке и генерируют доходы в миллиарды долларов: Baidu, Alibaba и Tencent. Наиболее динамичной отраслью, несомненно, является электронная коммерция, которая распространяется далеко за рамки китайских границ. Считается, что около 44 процентов населения страны являются активными покупателями в Интернет. О масштабе развития этой отрасли торговли можно судить по международным данным.

По данным Megapanel, только в апреле 2015 года портал Aliexpress посетило 2,5 млн польских интернет-пользователей (может, у Allegro, разработанного на берегу Вислы, есть серьезный конкурент?). Это составляет около 2-3% от общего количества покупателей во всем мире. Помимо онлайн-продаж, быстро развивается сфера образования (интернет-инструментов и приложений) и электронного туризма.

Традиционно наиболее пристальное внимание сконцентрировано на динамике производства оборудования. По прогнозам, к 2020 году китайцы будут инвестировать около 600 миллиардов долларов в интернет-девайсы. Китай также является крупнейшим производителем смартфонов (70 процентов устройств в мире производится в Китае), из-за чего занимает первенство и по количеству абонентов - около 800 млн. В Китае есть также относительно большая доля пользователей мобильного Интернета - 464 млн.

Еще одно направление в Китае, которое заслуживает внимания со стороны как стартаперов, так и инвесторов - это компьютерные игры в широком понимании этого слова. Это рынок стоит около 13 миллиардов долларов и занимает первое место в мире.

Обычное явление на китайском рынке - имитация западных сервисов, инструментов и проектов. Важные факторы развития этих видов деятельности - инвестиционная заинтересованность в идеи, которые оказались успешными на Западе, а также относительно низкая стоимость воспроизведения решения, основанного на проверенной модели, и, наконец, правовые нормы, которые зачастую не позволяют западным решениям заходить и свободно работать на китайском рынке. Возможно, самый большой пример государственного вмешательства в функционирование компании на рынке - Google, который в настоящее время практически отсутствует в Китае. Его место занимает китайский поисковик Baidu, один из трех крупнейших интернет-компаний в стране, которую запускали в то же время, что и множество других стартапов отрасли новых технологий.

Стоит упомянуть также западные компании, которые присутствуют на китайском рынке: Facebook открыла офисы продаж в 5 крупнейших городах; Uber медленно увеличивает количество пользователей (в настоящее время 5 млн), и Evernote получил в Китае финансирование (в настоящее время тут около 11,5 миллионов пользователей).

Мода на стартапы

В течение нескольких лет в Китае царит благоприятный климат по развитию идеи предпринимательства среди молодежи. В настоящее время можно говорить о реальной моде на стартапы. Стоит отметить, что самый популярный книжный интернет-магазин Dangdang.com представляет 27 тысяч книг по запросу "стартап". Для сравнения, на Amazon таких всего 12 тысяч. Истории успеха, которые постоянно обсуждают в средствах массовой информации, позволяют почувствовать запах и вкус денег. Образец успешного предпринимателя - китайский аналог Джеффа Безоса, создателя и владельца Амазона - Джек Ма. Он не только стал основателем сайта Alibaba - крупнейшего представителя электронной коммерции в Китае, но также самым богатым человеком в стране (его состояние оценивается в 21,8 миллиарда долларов).

Его книга "Никогда не сдавайся - 24 уроков для предпринимателей от Джека Ма" является абсолютным бестселлером в жанре бизнес-гидов.

Еще один пример предпринимателя, построившего все с нуля - Лэй Юнь, которого называют королем телефонов - владелец Xiaomi, производителя смартфонов и бытовой электроники. Он также китайский миллиардер.

Десятки китайских компаний, созданных обычными людьми, вышли на биржи в США, Лондоне и Гонконге (в том числе Weibo, 58.com, Jumei, Tuniu, JD.com, iDreamSky и, конечно, Alibaba) - что является мечтой, или даже делом чести для каждого амбициозного стартапа, независимо от того, кто возглавляет компанию. По версии Forbes в Китае насчитывается более четырехсот миллиардеров (данные по состоянию на апрель 2015 года), из которых почти все заработали свои состояния в последние тридцать лет. Многие из них добились успеха с распространением новых технологий, в том числе Интернета. Следует также отметить, что некоторые из них самоучки.

Коммунистический союз молодежи за стартапы

Пропаганду успеха и предпринимательства среди молодых распространяет и Коммунистический союз молодежи - орган, ответственный за работу с молодежью и студентами. В последние 2-3 года власти пытались поддержать лихорадку, связанную с ведением собственного бизнеса, поощряя студентов создавать компании, а не искать работу, и даже рекомендуя молодым людям изучать бизнес на практике. Так, в активной пропаганде стартапов и постоянной организации мероприятий, встреч, конкурсов, прошло около двух лет. В 2014 году Китайская национальная Молодежная лига организовала конкурс для начинающих стартапы студентов, в котором приняло участие 385 проектов. В связи с такой заинтересованностью со стороны студентов, было принято решение проводить такие конкурсы на регулярной основе и власть поддержала решение финансированием.

Китайские власти стимулируют создание стартапов

Стимулирование предпринимательства в настоящее время является главным принципом внутренней экономической политики Китая и одной из самых обсуждаемых представителями высших органов власти тем - Президентом Си Цзиньпин и премьер-министром Ли Кэцян. В сентябре 2014 года премьер-министр выступил на Летнем Давосе с лекцией о новой волне стартапов в Китае и их влиянии на экосистемы в течение Всемирного Экономического Форума. После вступления в должность в 2013 году Ли посетил пять университетов, и во время этих визитов стартаповая активность студентов была главным предметом интереса премьер-министра. Поддержка предпринимательства административной ветвью власти видна невооруженным взглядом. В марте 2015 года в Пекине городские власти объявили о строительстве системы инкубаторов в Zhongguancun - технологическом и бизнес-центре по образцу Силиконовой долины, где находятся штаб-квартиры крупнейших китайских технологических компаний, таких как Baidu (китайский поисковик, аналог Google), крупнейший новостной портал Сина. 

Стартапы - лекарство от экономического спада

Целенаправленная мотивация общественности начинать свое собственное дело связана со сложной ситуацией на рынке труда, вызванной экономическим спадом. Развитие малого и среднего бизнеса может стать ключом к росту экономики и созданию рабочих мест. Приоритетом для правительства премьер-министра Ли (неоднократно подчеркнутым его в речах) является обеспечение сильной поддержки малым и средним предприятиям, а также укрепление рынка электронной коммерции, который, согласно докладу McKinsey, достиг в 2020 году стоимости 650 млрд долларов.

Деятельность органов власти начала приносить первые плоды. По данным китайского правительства, в 2014 году было зарегистрировано почти 3,6 млн новых компаний - это почти на 46 процентов больше, чем годом ранее.

Поражения – неотъемлемая часть стартаповой экосистемы

К сожалению, увеличение числа новых предприятий не прямо пропорционально показателю успеха, достигнутого созданными компаниями. Статистика проигрышей не ниже, чем в других странах. По данным, представленным в Ximing Evening News, в Шанхае в 2013 только 2,1% студенческих стартапов заработали. Более 90 процентов проектов закончились неудачей.

По данным опроса, проведенного в 2009 году Лигой молодежи в провинции Гуандун, всего 1% студенческих стартапов оказался успешным. Немного лучше статистика в провинции Zejang (известной как колыбель гиганта - Alibaba.com), в котором успеха достигло около 4% стартапов.

Критическая оценка пропаганды успеха

Бизнес-аналитики и комментаторы обращают внимание на риски политики, которую проводит власть, обвиняя ее в недальновидности и отсутствии реальной поддержки молодых бизнесменов. Привлеченные обещанием легкого богатства и интересной жизни, молодые люди не могут справиться со стрессами и обязанностями. Чаще всего им не хватает знания в области бизнеса, опыта и надлежащей мотивации. Не без причин комментаторы называют стартаповую инициативу правительства "слишком большим скачком вперед", ссылаясь на лозунги Мао Цзэдуна и его проект управляемой экономики. Последствиями этой политики были многолетний голод и экономика в руинах.

Во время конференции, посвященной стартапам, известный инвестор Ян Ян отметил острую потребность в образовательных прокетах - в первую очередь по развитию знаний и навыков в области предпринимательства. Иначе главным достижением молодых стартаперов окажется потеря родительских денег. Ведь заявление премьер-министра Ли о том, что правительство будет создавать инструменты в помощь предпринимателям, чьи проекты не удались, - осталось без определенных сроков реализации и другой конкретики.

Реализация молодой, инновационной энергии, безусловно, является положительным фактором для экономики Китая, потому что дает ей новый импульс через сотрудничество стартапов с другими китайскими компаниями. Таким образом, стартаповое предпринимательство является важным элементом конъюнктуры, наполняющей внутренний оборот продуктов, денег и увеличивающей рынок труда. Стартаповая лихорадка заразила огромное количество молодых китайцев, которые мечтают о создании инновационного проекта, который получит экономическую независимость.

12 советов для запуска стартапа в Китае

1. Зарегистрируйте компанию. Иностранцы не могут создать компанию в Китае. Сначала ее нужно создать за рубежом, а затем зарегистрировать в Китае. Есть три доступных формы деятельности: "зарегистрированный офис" (RO), стопроцентная иностранная фирма (WOFE) и совместное предприятие, где должен быть по крайней мере один китайские партнер. Каждый из этих вариантов имеет свои преимущества и недостатки, и его выбор должен зависеть от сектора компании, типа продукта, характеристики работы (B2B, B2C и т.д.).

2. Найдите бизнес-партнера. Без поддержки, внедрения в местную среду и культуру бизнеса ничего не добиться. Происхождение, связи, положение в отрасли, членство в ассоциациях и т.д. имеют первостепенное значение для успеха начинающих. Вот почему контакты с местным партнером могут оказаться незаменимыми для иностранцев, которые пытаются завоевать китайский рынок.

3. Разработайте план. Нужно тщательно подготовиться к началу вашего дела как любого другого (прогнозы, цели, целевые группы, бизнес-модели и т.д.). А в Китае необходимо строить прогнозы на основе реалий этого рынка, особенно в отношении деловой культуры и условий, вытекающих из законодательства. Чрезвычайно важно адаптировать продукт или услугу к потребительским привычкам, функционированию на основе правил, которые регулируют бизнес (с учетом всех ограничений, запретов или предписаний).

4. Установите хорошие отношения с властями. Приоритетом китайского правительства является экономическое развитие, но приоритетом в этой гонке, в первую очередь являются родные им компании. Это единственная причина, по которой крупные компании Запада не допущены в страну, а их место занимают китайские аналоги. Выход из ситуации - китайский совладелец или, по крайней мере, представитель, потому что это хорошо воспринимается властями.

5. Не рассчитывайте на малые затраты. Покупка или аренда недвижимости в городах, которые являются бизнес-центрами, очень дорога, как и несколько лет назад. То же самое относится к расходам на зарплаты квалифицированным инженерам или менеджерам - образованные и опытные сотрудники дорого стоят на рынке труда.

6. Разберитесь в правовом контексте и роли правительства. Китай нельзя назвать дружественным для пользователей Интернета в нашем, западном понимании. Доступ к сети существенно регулируется, а контент не только просматривается, но подлежит цензуре и даже бану. Это может привести к ограничению доступа к ресурсам, необходимым для функционирования технологической компании (инструментов, программного обеспечения и т.д.), но также может ограничить направления развития проекта.

Важно также, что положения, регулирующие работу иностранных компаний на китайском рынке постоянно меняются. Проще всего - привлечь специалиста или агентство, которые следили бы за правильностью проектов компании.

7. Постарайтесь понять китайскую культуру.

  • Китайский способ мышления отличается от известных моделей в западных культурах. Китайцы намного больше сосредоточены на отношениях, сотрудничестве и хорошей атмосфере. Они нуждаются во встречах, взаимодействии и, в конечном счете, чувствуют, имеет шанс нить связи перерасти в крепкую сеть, или останется лишь в виде клубка.
  • Китайцы не привыкли к откровенному выражению озабоченности, информированию о каких-либо проблемах до тех пор, пока они не станут действительно серьезными. Поэтому часто в случае каких-либо трудностей китайский предприниматель не сообщит о них заранее своему партнеру.
  • Китайский народ суеверен, например, много людей в этой стране считают число 4 несчастливым, потому что его произношение похоже на слово "смерть". Использование его названии может быть негативно воспринято потребителями и потенциальными деловыми партнерами. С другой стороны, цифры 6 и 8 считаются счастливыми и может в восприятии людей приносить удачу.
  • Выучите китайский: партнеры оценят вашу готовность общаться на их родном языке, и вы начинаете лучше понимать образ мышления китайцев и их культуру.

8. Привлеките инвесторов.

Не стоит искать финансирование только среди китайских инвесторов. В таких странах, как Франция, Великобритания, Германия, США много инвесторов, готовых вкладывать средства в развитие китайского рынка.

9. Проводите переговоры с умом и в соответствии с правилами. Для этого:

  • пригласите в переговоры своих китайских партнеров по бизнесу;
  • не говорите да или нет слишком быстро и опрометчиво;
  • не входите в конфронтацию, просто слушайте и будьте доброжелательны;
  • тщательно просчитайте все затраты, график мероприятий, инвестиции и т.д. (это действительно обязательно для договаривающихся сторон);
  • будьте готовы к игре хорошего и плохого полицейского;
  • представляя сложные вещи в смягченной форме, используйте эвфемизмы.

10. Создайте эффективную систему для измерения ключевых показателей производительности и измеримых результатов с партнерами.

11. Поддерживайте тесный контакт с партнерами, часто встречаясь с ними, обсуждайте текущие вопросы, укрепляйте отношения.

12. Постоянно контролируйте рынок и находитесь в поиске новых возможностей и разработок.


Актуальные обзоры банковского рынка для бизнеса на ваш e-mail!


Заказать онлайн

Кредит на карту

Кредит под залог

Кредитную карту

Кредит наличными

Кредит для бизнеса




Полезные статьи по данной тематике