Бизнес-книги о двух главных типах рабочей психологии и эффективном использовании их отличий

Prosto многие деловые люди уверены, что их отношение к работе – наиболее правильное. О книгах, показывающих, что к работе можно относиться иначе: Барбара Шер. Отказываюсь выбирать и Эрик Ларссен. Без жалости к себе: раздвинь границы своих возможностей – рассказывает Prostobiz.ua

Рецензия на книги:

Барбара Шер. Отказываюсь выбирать. –Москва: Манн, Иванов и Фербер, 2015, – 432 с.

 

Эрик Ларссен. Без жалости к себе: раздвинь границы своих возможностей. – Москва: Манн, Иванов и Фербер , 2015, – 208 с.

 

Трудно представить более противоположные книги – не только по направленности, но и по стилю – чем «Отказываюсь выбирать» Барбары Шер и «Без жалости к себе» Эрика Ларссена. Даже на уровне названий они могли бы быть точными антонимами – первую книгу вполне уместно было бы озаглавить «Пожалейте себя» – или, наоборот, текст Ларссена было бы довольно уместно переименовать в «Как на каждом шагу выбирать и твердо следовать выбору».

Да и авторы противоположны: Барбара – весьма немолодая (1943 год рождения, книга 2006 года), но горячая и экспрессивная американская женщина с психологией творческого вундеркинда. А Эрик – норвежский мужчина-офицер средних лет (1973 год рождения), отличающийся как чисто скандинавской неторопливостью и внушительной медлительностью речи, так и норманнской холодной жесткостью, прямолинейностью: психологией муштрователя новобранцев. И только профессия у них схожа – «карьерный коуч» и «мотивационный спикер» соответственно.

Отчего же мы пишем о них в одной рецензии, а не в двух разных статьях? А оттого, что обе книги, взятые вместе, раскрывают правила максимальной деловой пользы от двух противоположных типов подхода людей к работе – под которой может пониматься хоть собственное дело, хоть работа по найму; хоть начальственная позиция, хоть рядовая низовая должность.

А теперь – спойлер! – опишем типы, которые Барбара Шер назвала «сканерами» и «дайверами». Наша цивилизация давно уже «дайвероцентричная» (в отличие, скажем, от эпохи Ренессанса) и потому описание работников-«дайверов» очень простое и краткое: это люди, выбирающие дело жизни и достигающие в нем, в идеале, максимально возможных глубин, высот, умения, а то и выходящие на уровень инновационных изобретений, мощно двигающих эту сферу вперед. Это люди, серьезно относящиеся к своему делу и «вкладывающие в него душу»; главное для них – безошибочно и своевременно выбрать дело, которое «по душе» (максимум, со второй в жизни попытки).

Многие работники-«дайверы», увы, убеждены, что такой подход – и есть единственная норма отношения к работе. И если вы разделяете подобное убеждение – срочно вчитывайтесь в проповедь Барбары Шер. Она как дважды два доказывает, что половина людей от природы – иные.

Эти иные люди – работники-«сканеры» – принципиально, на психофизиологическом уровне, неспособны выбрать одно дело и в него надолго закопаться. Для них это так же моторошно представить (и для их здоровья это так же вредно), как есть месяцами один вид пищи или пребывать месяцами в одном помещении. Именно как тюрьму подсознательно и ощущает работник-«сканер» навязывание ему поведения работника-«дайвера».

Если взять ироничные определения Козьмы Пруткова, то «дайверы» – это те, кто «зрят в корень»  а «сканеры» – те, кто призван «объять необъятное». Кстати, авторы «Козьмы Пруткова» – братья Жемчужниковы и А.К.Толстой – и были типичнейшими  «сканерами»: гиперталантливыми людьми, не ставшими русскими писателями первого ряда именно из-за желания по чуть-чуть реализовывать всю ширину и разнообразие собственных талантов, вследствие чего они отвергли вполне перспективную для их самореализации идею сосредоточить всю душу на писании высокой литературы.

Каково же типичное поведение «сканера»? Он – если ему не мешать, не переучивать на «дайвера» – всегда универсалист, «ренессансный человек»: действует одновременно в нескольких направлениях деятельности на средне-глубоком уровне и еще в нескольких направлениях – на чуть более глубоком, чем поверхностный  уровень (к слову, про поверхностный хобби-уровень речь тут вообще не идет: только о более-менее значительном профессиональном владении делом).

Кроме того, «сканеру» любые занятия, даже при довольно серьезном весьма нерядовом овладении ими, наскучивают – и он их (в идеале) оставляет. Такой работник именно сканирует виды деятельности, подчас достигая очень высокого «разрешения» сканирования – но категорически не хочет ни закопаться в окончательную сверх-глубину, ни остановиться на одном каком-то деле, даже при перспективах прибыльной в нем карьеры.

Самореализация для «сканера» – это не выход на особо высокий уровень деятельности, мало кем достигнутый (как у «дайвера»). Это достижение профессионального среднего уровня в максимально широком диапазоне дел за минимальное время.

Добавим к описанию то, о чем не пишет Барбара Шер, но что очень важно понять работникам-«дайверам», которым, повторимся, часто свойственен «дайверский шовинизм», уничижительное отношение к «сканерам». Во-первых работники-«сканеры» – это люди, «вкладывающие душу» именно в многообразие и широту направлений своей занятости, а не в одно из этих направлений: к любому направлению они относятся свысока, как к пище, которую в культ не превратишь. Они авантюрны и крайне, простите, пофигистичны по отношению к любому выполняемому делу – даже если выполняют его на высочайшем уровне.

Когда «сканеры» могут сделать дело блестяще, они иногда его так и делают, а иногда делают спустя рукава, неприятно изумляя работников-«дайверов», так обычно не поступающих. А все оттого, что «сканерам», достигшим хорошего уровня в каком-то деле, уже почти все равно, каковы результаты и плоды этого уровня. Душа, повторимся, у них «не ранена» каким-либо делом, она «ранена» лишь попыткой охватить многообразие мира, объять необъятное.

Во-вторых, работники-«сканеры» – это сейчас каждый второй человек. А в-третьих, на спирали развития человечества явно наблюдается важная метаморфоза: наступает новая «сканерская эпоха», в которую процент глубоких «копателей», верных и упрямых серьезных работников, будет неуклонно уменьшаться, а процент авантюрных талантливых пофигистов – резко увеличиваться.

В общем, если вы или ваши важнейшие коллеги, или члены семьи – похожи на приведенное описание «сканера», книга Барбары Шер станет для вас приятным «снятием диагноза», обнаружением нормы там, где вы всю жизнь, возможно, подозревали отклонение, ошибку.

Кроме того, эта книга – не простое описание, «как вы до жизни такой докатились», а пошаговый путеводитель на тему «как теперь из этого извлечь максимальный деловой и жизненный профит» (вот тут уже спойлерить не будем: покупайте книгу и читайте).

Наконец, еще один важный момент книги Шер: она доказывает, что «сканеры» бывают разных личностных типов (например, «циклический сканер», возвращающийся к серьезной проработке одного и того же дела два-три раза за жизнь) – и ее советы для разных «сканерских» типажей, разумеется, имеют отличия.

Что же касается стиля и качества изложения этой книги Барбары Шер – они, признаться, на наш вкус, слабоваты. Тут заметно многословие и водянистость, а также невообразимое количество «примеров из жизни» (более половины объема книги); из 430 страниц добрых 300 можно изъять без утраты книгой чего-либо важного. Но все эти «пятна на солнце» становятся незначимы, если вы обрадовались главной мысли книги, узнали в ней кого-то или себя самого, решили узнать рецепты творческого счастья для таких личностей. И напоследок нельзя не отметить выпукло пропечатанную иллюстрацию Натали Ратковски на обложке (и ее орнамент на форзаце) – книга благодаря ей выглядит на редкость притягательно: идеальный подарочный вариант.

Осталось сказать несколько слов о книге для совсем другого типа работников: о «дайверском» путеводителе Эрика Ларссена, рассказывающем, как заставить работника-«дайвера» (себя или коллегу, или члена семьи) нырнуть глубже предела возможностей. Много говорить не приходится, поскольку «дайверский» подход к работе и так у всех на слуху, доказывать его нормальность нет нужды.

По сути, главное для рядового «дайвера», невлюбленного в свою работу  или утратившего такую влюбленность – это всего лишь крепко-накрепко собрать свою волю в кулак, чтобы начать «нырять» и продолжать это делать неуклонно все глубже, не останавливаясь. Если воля есть и побежденная ею лень уползла в уголок души – то для «дайвера» все просто и все двери открываются.

Вот о стимулировании деловой воли почти шоковыми методами и рассказывает норвежский преподаватель. При этом Ларссен – выходец из военной авиации (как и другой бизнес-гуру – Джефф Сазерленд, автор методики и книги Scrum) – но не летчик, а десантник-разведчик. Его категоричность имеет нечто от апломба, свойственного ВДВ как элите армии – впрочем, для самоподзавода лучше как раз читать нечто нечеловечески строгое, как он и написал. Неудивительно, что разведчик с ментальностью викинга проповедует нечто очень напоминающее схему «выживания в экстремальных условиях», которому и учат десантников.

Ларссен нащупал, что без любви к своей работе справиться с ленью к ней можно только если ощутить работу как военную экстрим-задачу – как попадание во вражеский тыл в трудную для перемещения местность без своего жилья и с крайней ограниченностью в пище и боеприпасах.

Правда, упомянутая северная заторможенность развития мысли и забавное бросание автором угловатых, отрывистых фраз, мало связанных с предыдущим и последующим текстом (почерпнутое то ли у норвежского популярного писателя Эрленда Лу, то ли из армейского мира) несколько снижает чувство опасности положения ленивого «дайвера», которое планировал вселить в нас Ларссен. Но все же базовую схему включения в себе или в работнике рядом с собой волевых деловых усилий – почерпнуть из этой книги тоже нетрудно.

Актуальные обзоры банковского рынка для бизнеса на ваш e-mail!