Сколько Украина тратит на поддержку бизнеса

Спустя годы декларируемой политики сокращения бюджетных расходов, дерегуляции и невмешательства правительства в экономику государство в 2017 году потратит на поддержку бизнеса 170 млрд грн. Это почти треть госбюджета и более 6% ВВП.

“В 2015 году расходы государства на дотации, льготы и другие формы помощи достигли 80 млрд грн. В 2016 г. расходы госбюджета на те же цели увеличились до 101 млрд грн. Эти средства были направлены в основном в нерентабельные отрасли (добыча угля, торфодобывающую отрасль, производство металла). Тенденция сохраняется: в бюджете на 2017 год эти расходы составляют 170 млрд грн”.

После трех лет декларируемой политики сокращения государственных расходов, дерегуляции и невмешательства правительства в экономику эти цифры выглядят сенсационно: 170 млрд грн – это почти треть госбюджета и более 6% ожидаемого ВВП.

Все выглядит еще более сенсационно, если учесть, что приведенная выше цитата – из плана действий правительства. Он был утвержден весной 2017 накануне годовщины Кабмина Владимира Гройсмана. Однако премьер и его министры никогда не заявляли, что собираются потратить более 6% ВВП на поддержку экономики.

Соответствуют ли действительности цифры в правительственном документе? Кто и по какому принципу получает и с какой эффективностью тратит десятки миллиардов?

Запросы в Кабмин, МЭРТ и Минфин с просьбой предоставить детальные данные о государственной помощи и объяснить цифры, не прояснили ситуацию.

Они, скорее, показали, что мониторинг и контроль за тем, как государство тратит деньги на поддержку экономики, неэффективен, а в некоторых случаях и вовсе отсутствует.

Оказалось, что цифры в документе Кабмина не “правительственные”. “Указанные в отчете данные предоставлялись независимыми специалистами и рассчитывались на основании экспертных оценок, которые не содержат соответствующих статистических данных в общем доступе”, – официально ответили в Министерстве финансов.

След 170 млрд грн удалось найти в кандидатской диссертации НАНУ Елены Лиллемяе “Хозяйственно-правовое обеспечение государственной помощи субъектам хозяйствования”. Как выяснилось, цифры были взяты из других документов правительства.

Со ссылкой на Минфин научный сотрудник пишет, что в 2016 году бюджет предоставил субъектам хозяйствования помощи на 101 млрд грн, и в этой цифре учтены государственные гарантии и налоговые льготы.

Минфин иначе трактует эти данные. Из сообщения на сайте ведомства следует, что 101 млрд грн – это расходы сводного бюджета на экономическую деятельность. Приписывать всю цифру к государственной помощи некорректно.

Что считается государственной помощью в Украине

Что такое государственная помощь, определяют несколько документов. Ее рамочные характеристики прописаны в соглашении об ассоциации Украины с Евросоюзом. Согласно ей, государственная помощь – это помощь, которая не вредит конкуренции и торговле между Украиной и ЕС. В том числе – помощь бедным и малоразвитым регионам, инвестиции для адаптации предприятий к стандартам ЕС – возможна в объеме до 40% допустимых расходов. Также к государственной помощи относится поддержка культуры и проектов в интересах сторон, проектов, которые вписываются в общий европейский интерес.

Соглашение об ассоциации подтолкнуло Украину к разработке и принятию закона о государственной помощи предприятиям. Согласно ему государственная помощь – это поддержка в любой форме субъектов хозяйствования за средства государства или местных ресурсов, которая искажает экономическую конкуренцию.

Профильный закон конкретизирует ее виды: субсидии и гранты, дотации, налоговые льготы, списание долгов, предоставление гарантий и льготных кредитов, продажа имущества и предоставления товаров и услуг по ценам ниже рыночных, вхождение в уставный капитал предприятия или увеличение доли в уставном капитале.

Много хозяев – минимум контроля

С оценкой государственной помощи в Украине все непросто. В Минфине, Минэкономики и Кабинете министров не предоставили подробной информации о том, какие именно виды государственной поддержки имело в виду правительство в своем отчете.

Со 2 августа закон о государственной поддержке вступил в силу. С этого момента у государственной помощи появился основной “хозяин” – Антимонопольный комитет.

Закон наделяет АМКУ многими функциями: анализировать государственную помощь, контролировать использование денег, временно приостанавливать их предоставление, требовать возврата средств, если помощь вредит конкуренции. Поскольку закон начал работать недавно, в АМКУ еще нет всей информации.

К контролю и распределению государственной поддержки также имеет отношение Министерство экономического развития и торговли. Оно наделено правом анализировать государственную поддержку, участвовать в отборе инвестиционных проектов, претендующих на государственную помощь, повышать конкурентоспособность экономики.

Однако эти функции не предусматривают прямых рычагов контроля за выделением ресурса и сводятся к бумажному анализу, который не берется во внимание.

За поддержку экспортеров отвечает Кабинет министров. С декабря 2016 года действует закон об экспортно-кредитном агентстве – ЭКА, призванном поддерживать украинских экспортеров. Создать его должен Кабмин. Предполагалось, что ЭКА заработает с июня 2017 года, но оно не заработало.

В 2015 году государственную поддержку оценили эксперты в рамках проекта “Гармонизация системы государственных закупок в соответствии со стандартами ЕС”.

Эксперты констатировали: государственная помощь может исказить экономическую конкуренцию и торговлю, поскольку предоставление субсидий и налоговых льгот одним предприятиям может негативно сказаться на положении других.

Частичное понимание динамики и масштабов прямой государственной поддержки дают расходы на экономическую деятельность казначейства. Там “сидят” деньги на государственную поддержку в широком смысле: не только на прямую поддержку, но и деньги на ремонт дорог, что по экономической сути не является государственной поддержкой.

Однако эта классификация не отражает налоговых льгот для компаний и отраслей.

“Государственная помощь – это когда государство помогает деньгами, созданием специальных условий или иным образом, в результате чего возникают неконкурентные условия. Например, вливает деньги в “Укравтодор”. Если же государство проводит тендер на строительство дороги и покупает услуги у “Укравтородора”, это не государственная помощь”, – объясняет старший экономист ЦЭС Дмитрий Яблоновский.

Расходы: вечный курс на сокращение

Из года в год под давлением международных кредиторов правительства Украины декларировали курс на более рациональное и адресное расходование средств на поддержку бизнеса. Такой подход в среднесрочной перспективе прописан в плане действий правительства.

“К концу 2017 года соотношение объема предоставленной государственной поддержки к ВВП существенно не изменится, а к концу 2020 года ожидается его уменьшение”, – говорится в программном документе Кабмина.

С 2016 года общий тренд на сокращение расходов удалось соблюдать. Если в 2015 году на экономическую деятельность расходы госбюджета составили 2,84% ВВП, то в 2016 году – 2,78%. В 2017 году тенденция может измениться.

По данным казначейства, плановые годовые расходы на экономическую деятельность с учетом внесенных изменений в государственный бюджет составляют 97 млрд грн или 3,4% ВВП. В ходе июльской корректировки госбюджета парламент увеличил расходы на дороги, угольную отрасль и строительство.

Кто получает больше

Выделение государственной поддержки имеет несколько особенностей. В последние годы больше всего денег государство тратило на транспорт и сельское хозяйство.

Фактические расходы на транспорт в последние три года уменьшаются в отношении ВВП, оставаясь в номинальном исчислении в пределах 30 млрд грн.

В 2017 году тенденция могла измениться. Кабмин рассматривал вариант “накинуть” на дорожную отрасль 10 млрд грн, сэкономленных благодаря репрофайлингу (реструктуризация обязательств по обслуживанию и погашению ОВГЗ в портфеле НБУ). Однако репрофайлинг не состоялся: Минфин и НБУ не согласовали его условия.

С сельским хозяйством ситуация другая. Если в 2016 году на него потратили 0,23% ВВП, что меньше по сравнению с 2015 годом, то в 2017 году ситуация может измениться. С начала 2017 агросектор “пересел” с косвенной государственной поддержки в виде налоговых льгот на прямую в виде целевой дотации.

Результат этого маневра – сокращение косвенной государственной поддержки в виде налоговых льгот, но увеличение прямой. В 2017 году расходы казны на агросектор могут вырасти почти вдвое по сравнению с 2016 годом до 0,43% ВВП. Эффект от перевода аграриев на другой вид поддержки появится позже.

С начала 2017 года аграрная дотация оказалась в центре скандала. В публичной плоскости развернулась громкая дискуссия о том, насколько справедлива государственная поддержка, более 40% которой достается двум крупным игрокам – группе компаний Мироновского хлебопродукта и агрохолдингу “Авангард”.

Расходы на льготное кредитование в секторе третий год стабильны: 0,3 млрд грн.

В последние годы государство меньше тратит на угольную отрасль. С началом АТО расходы урезали: большинство шахт – на временно оккупированной территории.

Если в 2015-2016 годах на погашение долгов по зарплате шахтерам закладывалось 200 млн грн и 500 млн грн соответственно, то в 2017 году такой строки в бюджете нет. Расходы на покрытие себестоимости угля также сокращаются.

Отдельная история – расходы на угольную и торфодобывающую промышленность. Плановые суммы “прыгают”: в 2015 году было заложено 1,1 млрд грн, в 2016 году – всего 0,3 млрд грн. В 2017 году на эту программу в бюджет заложили 0,8 млрд грн. Фактически в 2015 году было выделено 0,2 млрд грн, в 2016 году – 0,1 млрд грн.

Целевые расходы бюджета – это только часть прямой государственной поддержки. Есть и другие ее виды. Например, с экономической точки зрения докапитализация госбанков – это государственная помощь. Допустима ли она – вопрос открытый.

Наличие легкого доступа к пополнению капитала позволяет банкам привлекать депозиты по высоким ставкам и выдавать более дешевые кредиты.

Пробуждение контролера

Закон о государственной поддержке субъектов хозяйствования призван содействовать бизнесу. Однако наиболее “денежные” статьи выведены из-под его действия: государственная поддержка сельского хозяйства, рыболовства и военной сферы, инвестиции в объекты инфраструктуры, услуги, которые представляют общий экономических интерес.

В том, что именно эти сферы оказались в списке исключений, есть логика.

Безопасность и оборона – особая сфера. Основной покупатель ее товаров и заказчик ее услуг на внутреннем рынке – государство. Конкуренция здесь возможна не на уровне покупателя, а на уровне производителя. Военные компании могут конкурировать за внимание государства к их продукту. Государство может их поддержать, потратив на их товары и услуги часть своего оборонного бюджета.

Это хорошо иллюстрирует недавний пример. США решили заменить внедорожник Humvee и объявили конкурс. Тендер Минобороны Штатов на поставку бронированных легких тактических машин выиграла компания Oshkosh Corp.

Сфера инвестиций в объекты инфраструктуры рассматривается здесь как сфера естественных монополий, где не всегда есть необходимость развивать конкуренцию. Так, строить две одинаковые железной дороги в одном направлении не всегда целесообразно.

Наиболее спорное исключение – государственная поддержка АПК. В последние годы отмена льгот для украинского агросектора – предмет дискуссий в правительстве и требование МВФ. Между тем в ЕС аграрный сектор активно дотируют.

По европейской аналогии сектор попал в перечень тех, государственная поддержка которого не подлежит сомнению и не подпадает под сферу действия нового закона. Насколько верный такой подход, еще предстоит выяснить на практике.

В других случаях АМКУ имеет право получать от государственных органов данные о выданной помощи и определять ее судьбу. Новые полномочия позволяют комитету стать арбитром, который будет контролировать десятки миллиардов.

Между тем, новый закон – рамочный, он предусматривает создание целого ряда нормативно-правовых актов. Длительная подготовка документов и бюрократическая волокита – традиционные способы заблокировать дееспособность любого органа.

Также известно, насколько быстро ведомства, оказывающие помощь, отреагируют на новые правовые реалии. АМКУ должен собрать информацию о государственной помощи и создать единый реестр. Ведомства и органы власти, которые оказывают помощь, должны уведомить АМКУ о ней в течение года.

Важный момент: АМКУ будет следить за оказанием помощи лишь с точки зрения влияния на конкуренцию, но не контролировать эффективность госпрограмм, не будет определять экономический эффект от них и не бороться с коррупцией.

Последствия безответственности

Отсутствие системного подхода к расходованию средств на государственную поддержку бизнеса привело к негативным последствиям.

Во-первых, расходы на государственную помощь оказались заложниками политики. Из года в год Кабмин закладывает в поддержку различных отраслей суммы, которые намерен потратить в течение года. Планы формируются на старте бюджетного процесса на основании запросов от распорядителей бюджетных средств.

По замыслу эти запросы должны быть экономически обоснованными. На практике же во время бюджетного процесса будущие расходы на государственную поддержку становятся объектом политических торгов при попытке договориться с различными группами влияния.

Во-вторых, между плановыми и фактическими затратами существует большой разрыв. Планы никогда не выполняются. Причин множество: бюрократические и сложные тендерные процедуры, низкое качество проектов, манипуляции с финансированием.

По сравнению с планами фактическое финансирование всегда меньше на 10-15 млрд грн. Так что, в подходах к государственной поддержке превалирует ручное управление.

В-третьих, непродуманный и политически мотивированный подход к государственной поддержке бизнеса привел к тому, что предприятия сами просят ее у правительства. Так, ввиду плохого финансового состояния и негативной ситуации на внешних рынках ОПЗ попросил правительство поставлять ему газ по специальной цене.

В-четвертых, несмотря на все недостатки, общее представление о состоянии дел в сфере государственной поддержки на национальном уровне есть. Однако что происходит на уровне городов, и как они помогают коммунальным предприятиям, не знает никто.

В-пятых, непрозрачный механизм распределения государственных субсидий и дотаций вредит конкуренции, сдерживает или мешает развитию целых отраслей экономики.

Опубликовано на сайте: 10.11.2017

Автор: Галина Калачова

Источник: http://www.epravda.com.ua



Подпишитесь на рассылку сайта, это бесплатно!
Всего подписчиков - 13717




Простобанк ТВ