Использование схемы ФОП крупным бизнесом тоже является коррупцией — Данил Гетманцев, глава комитета ВР по финансам и налогам - 20.09.2019

Как изменятся налоги и правила игры в экономике — об этом в интервью НВ Бизнес рассказал глава комитета ВР по финансам, налоговой и таможенной политике, нардеп Данил Гетманцев // 20.09.2019

Юрист Данил Гетманцев до прихода в политику — совладелец юридической компании Jurimex, ее основным клиентом был один из крупнейших лотерейных операторов «МСЛ». В новом статусе депутата от «Слуги народа» и главы комитета Верховной Рады по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики, Гетманцев, в интервью НВ Бизнес рассказал о грядущей масштабной коррекции правил игры в экономике. Как изменятся налоги, что будет с коррупционными схемами, серым импортом, ФОПами и теневой экономикой.

Как вам в новом статусе?

Если откровенно, то это непрерывный трэш. Мы думали, что трэш был на выборах, а на самом деле на выборах была легкая пробежка. А сейчас с тем количеством законодательных инициатив, которые мы внесли, с новыми для нас нормами регламента, нюансы применения на практике которых мы сейчас изучаем и с бюрократией, которая… Собственно говоря, я не имею ничего против этой бюрократии, но она новая и достаточно много вопросов, а спать времени очень мало.

Сколько законопроектов вы уже подали и сколько еще планируете?

Вы можете сейчас загрузить базу Верховной Рады и посмотреть. Их больше 20-ти. Из тех законопроектов, которые президент определил как неотложные, более десяти моих.

А что связано именно с налогами, с вашей сферой деятельности? Что эти законопроекты предусматривают?

Ну давайте начнем с тех законопроектов, которые в пятницу (30 августа — ред.) рассмотрел Комитет ВР по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики. Мы рассматривали только законопроекты, признанные президентом неотложными.

Унификация отчетности ЕСВ и ПДФО — проекты предполагают подачу одного отчета вместо двух. У этих обязательных платежей базы если не тождественные, то похожи, базы налогообложения, а отчеты разные. Казалось бы, простой вопрос, но этот вопрос почему-то не мог быть решен в предыдущем созыве ВР.

То есть, это просто упрощение.

Да, мы это делаем для упрощения отчетности налогоплательщикам. Еще одна инициатива — это законопроект президента об отсрочке штрафов евробляхерам. Законопроект, который вызвал в нашей команде очень серьезную дискуссию. Не всем было понятно, почему отдельная категория налогоплательщиков должна получать такие уникальные льготы и отсрочки. Однако, мы пришли к консенсусу о том, что мы должны предоставить последнюю отсрочку до конца года и больше к этому вопросу возвращаться не будем.

Много дискуссий вызвали законопроекты № 1053 и № 1073, которые вводят фискализацию многих отраслей и т.н. кэшбэк. В бизнес-среде есть информация, что вам навязал эти идеи Минфин.

У меня есть свое собственное, можно сказать, личное отношение к этому законопроекту. Конечно, его положения согласованы с исполнительной властью. Однако, вряд ли существует какой-либо еще проект закона, в котором настолько глубоко отображены мои личные ценности. За что голосовали люди, избирая нашего президента, а после «Слугу народа» в парламент? Не думаю, что люди глубоко изучали программу партии либо список. Люди голосовали за конец «эпохи лжи», эпохи двойных стандартов, эпохи лицемерия, в которой мы жили по сути всю свою жизнь. А что есть эта самая ложь? Это взятка чиновника, это откат, но это же и фальшивый чек, распечатанный уклонистом, это и продажа товара в черную, это два чека, которые вам приносят в ресторане и чек от ФЛП в огромном магазине на Крещатике.

Уклонение от налогообложения крупным бизнесом с использованием схемы ФЛП — это тоже коррупция, имеющая такую же природу, как и злоупотребление чиновника.

Это тот же обман — и государства, и, что еще важнее, потребителя. Ведь потребитель, не получая чека (или даже договора с продавцом), не может защитить свои права, получить компенсацию за некачественный товар.

Именно потому нас поддержал весь белый бизнес (в т.ч. многие ассоциации, включая EBA), хотя лоббисты теневого рынка разогнали кампанию против законопроекта. Бизнес понимает, что фискализация рисковых отраслей и введение электронного чека — это огромный шаг вперед по направлению к детенизации нашей экономики.

Это будет какое-то ПО…

Уже есть программа, оттестированная налоговой с привлечением бизнеса и готовая к введению в эксплуатацию.

Это мобильное приложение?

Да, просто мобильное приложение, больше ничего.

Как мобильный кассовый аппарат?

Да, но фискализация происходит не на уровне телефона, не на уровне аппарата, а на уровне сервера фискальной службы.

Это будет касаться среднего и малого бизнеса?

Нет, на первом этапе это будет касаться только отраслей, которые мы считаем рисковыми, кто уклоняется от налогообложения. Например, электроприборы, требующие гарантийного ремонта. Чтобы не было целых огромных магазинов, вон на Крещатике у меня из окна видно, зайдите, купите телефон, дадут чек от ЧПшника. Чтобы такого не было, потому что у них оборот за день превышает годовой лимит ЧПшника. То есть этот законопроект направлен на противодействие уклонению от налогообложения крупного бизнеса с использованием единого налога.

Вы имеете в виду уклонение через ФЛП?

Единый налог для ФЛП.

А эти электронные чеки помогут?

Все вместе: и чеки, и кешбэк.

Что такое кешбэк в данном случае?

Кешбэк — это когда потребитель получает возврат стоимости своей покупки, если он докладывает в налоговую о том, что ему выдали или фальшивый чек, или вообще чек не выдали. Налоговая проверяет, штрафует предпринимателя и из суммы полученного государством штрафа платит потребителю, возвращая стоимость покупки.

Суть в том, что мы привлекаем к контролю за соблюдением налогового законодательства всех граждан Украины, потребителей, которых также сейчас обманывает большой бизнес.

Каких еще изменений нам ожидать в налогах?

Мы внесли уже сейчас в Верховную Раду и президент признал неотложными — проект о едином счете, который, если я не ошибаюсь, с 2017 года висел в Верховной Раде, блокировался по разным причинам, не принимался. Я не знаю, не буду вдаваться в подробности, какие это были причины, но факт остается фактом, там абсолютно нормальный документ, который позволяет налогоплательщику осуществлять платежи упрощенно из своего электронного кабинета. Мы его доработали, потому что там были редакционные правки, немного изменилось законодательство с тех пор, и мы посчитали, что в данной процедуре следует более полно защитить права налогоплательщика. Итак, мы доработали идею, внесли проект и сейчас примем в числе первоочередных. Там два этих законопроекта, они связаны в одно целое.

Также мы декриминализируем 205-ю статью Уголовного кодекса, а в 212-й статье поднимем в три раза нижнюю планку суммы неуплаченного налога, необходимую для привлечения к ответственности плательщика.

Вы убираете уголовную ответственность, но при этом повышаете административную?

Нет, не так. Статья 205 — это вообще отдельный вопрос, а я сейчас говорю о 212-й (уклонение от уплаты налогов — ред.). Сейчас по ст. 212 УК, если вы уклонились на 100 тысяч гривен, то вас никто не может привлечь, потому что это та сумма, которая не подлежит уголовной ответственности, только в финансовом плане вы можете отвечать. Если же вы уклонились на миллион гривен, вас привлекут к ответственности. Вот мы эту сумму (там чуть меньше миллиона гривен) предлагаем увеличить в три раза. То есть фактически этих мелких уклонистов, которые уклонились меньше чем на 100 тысяч долларов, мы предлагаем преследовать не в уголовном порядке, а в финансово-правовом. Этим мы убираем злоупотребления со стороны налоговиков, кошмарящих бизнес под видом расследования ст. 205 и ч. 1 ст. 212 УК.

Также огромный резонанс уже сейчас (хотя мы еще не приступили к рассмотрению) вызвали законопроекты №№ 1208 (о Бюро финансовых расследований), 1209, 1210 (о системных изменениях в налоговый кодекс). Проект о БФР предусматривает создание государственного органа, расследующего финансовые преступления. Это отдельный орган, который должен заменить собой налоговую милицию, подразделения Национальной полиции и СБ Украины, занимающиеся данной категорией преступлений. 1209 и 1210 — это более сложные законопроекты. Там и анти-BEPS, и реформа финансовой ответственности, и совершенствование налогового администрирования…

…И увеличение ставок ренты на руду.

Да, но не только на руду. Мы увеличиваем ставки сразу нескольким отраслям экономики, до сих пор пользующихся, скажем мягко, не вполне обоснованной благосклонностью со стороны государства. Это касается того же, о чем мы говорили, говоря о фискализации, однако эти изменения заставляют платить справедливый налог те отрасли, которые мы прямо либо опосредовано связываем с понятием «олигарх». Мы убеждены, что налоги должны платить все. Уровень общего налогового давления должен быть равным, но при этом не оказывать деструктивное влияние на экономику.

По теме изменения ставок ренты против вас развернута целая информационная кампания, не так ли?

Да, я знаю, более того, мы понимаем и истоки ее финансирования, и кто заказчик. Понятно, что каждый бизнес борется за свои доходы. И это правильно. Однако, у Министерства финансов есть необходимые расчеты, показывающие, что уровень налогообложения рудодобывающих компаний крайне низок по сравнению с другими странами, при благоприятной коньюнктуре рынка позволяет получить сверхдоходы, чем еще более увеличить имущественное расслоение в обществе и что, согласитесь, не справедливо.

Но утверждают, что наши ставки ренты выше установленных за границей.

И да, и нет. Если говорить о странах, добывающих руду, то в Австралии и Южной Африке ставка чуть меньше нашей, в Канаде и Индии — существенно выше. В России и Бразилии — существенно ниже. В целом, если брать усредненный показатель, наша ставка чуть выше средней. Однако, оценивая налоговое давление, мы же не можем исходить только из одного налога. Это же очевидно! Как очевидно и то, что наш налог на прибыль в 18% — просто самый низкий среди добывающих стран, он ниже среднего на 10 (!) процентных пунктов!!! В Австралии это 30%, в Бразилии 34%, в Канаде 31%, в Индии от 30 до 43,28%, в Южной Африке 28%. Давайте сопоставим уровни налогового давления и приведем их в соответствие. К слову, предложенные нами +2% к ставке — вполне разумное и взвешенное повышение. Как вы знаете, в обществе сейчас звучат куда более радикальные инициативы. Это даст от одной из наиболее прибыльных отраслей экономики в бюджет плюс 2−4 млрд грн поступлений (в зависимости от конъюнктуры рынка), которые так необходимы для проведения и образовательной и медицинской реформы.

Вы решили воздействовать на отдельных олигархов?

Абсолютно нет. Неважно, кто владелец. Речь идет об отрасли, которая в силу различных обстоятельств уплачивает в бюджет меньше, чем кто бы то ни было. Вообще лично у меня нет какого-либо предубеждения по отношению к олигархам. Да, как явление это плохо, как плоха любая монополия. Однако, люди, которых мы так называем сегодня — дети своей эпохи. Успешные дети. И я убежден, что у украинских олигархов намного больше общих целей с украинским обществом, чем это может показаться на первый взгляд. Это неправда, что они могут запросто покинуть страну и делать бизнес где-то еще. Нигде в другой стране их так не защитят и не поддержат, как в Украине, ведь бизнес их украинский и мы все заинтересованы, чтобы он развивался. Здесь и сейчас. Поэтому и олигархи и мы с вами заинтересованы в равной мере в сильной процветающей Украине. И я убежден в том, что они как никто другой с пониманием воспримут то, что вклад от их бизнеса в государственный бюджет страны мы будем обсуждать честно и открыто, без договорняков, дерибанов и прочих прошлых практик.

Вы готовы к открытому обсуждению?

Конечно, и готовы слышать и исправлять свои ошибки. Поэтому, в частности, по руде, мы обязательно проведем комитетские слушания, как и по другим темам, вызывающим негативное восприятие бизнеса в законопроекте 1210. Я убежден, что наша задача найти правильный, справедливый баланс между интересами государства, бизнеса, общества, и уверен, что нам это удастся сделать в диалоге.

Что вы предлагаете парламенту принять по таможне?

По таможне это в первую очередь авторизованный экономический оператор. Законопроект, который лежал в Верховной Раде очень долго, был, кстати, проголосован в первом чтении, мы его перенесли, доработали, потому что он в том состоянии, в котором был проголосован, не годился. Он шел вразрез с Таможенным кодексом. Сейчас он стал лучше (кстати, мы учли много пожеланий оппозиции) и мы рекомендовали его принять ВР.

Законопроект о режиме общего транзита, связанный с законопроектом об уполномоченном экономическом операторе, но он шире, позволяет нам унифицировать наши таможенные правила с правилами ЕС, подключиться к системе NCTS, обмениваясь таможенной информацией более чем с 30 странами и обеспечить нам возможность упрощенного транзита через территорию Украины товаров, которые проходят через таможню. То же самое, был проголосован в первом чтении, мы его поддерживаем, сейчас проголосуем как можно быстрее в целом.

Вы говорили, что есть различные коррупционные схемы в Налоговой службе, сейчас же она реорганизуется, говорилось о том, что в старой организации останутся все эти схемы, а в новой их уже не будет. Например, скрутки. Какие коррупционные схемы есть сейчас и потом исчезнут?

Основная проблема, которая связана сейчас с НДС — это так называемые скрутки, то есть когда у меня есть определенный товар, который облагается НДС, и этот товар я продаю за наличку. Я могу продавать за наличку в торговых сетях, с лотков, как угодно. Когда я их продаю с рук, за наличку, потребителю, естественно, налоговая накладная не нужна, я получаю кэш. Соответственно, у меня есть налоговый кредит по НДС, потому что я этот товар или произвел, или купил где-то и получил налоговый кредит, и кеш. Ко мне приходите вы и говорите: у меня налоговое обязательство по НДС очень большое, мне надо перекрыть налоговым кредитом, продай мне свой налоговый кредит. Я говорю: никаких вопросов, и мы договариваемся о стоимости этой услуги. Как мы это оформляем? Вы у меня покупаете эти бананы по безналу, платите мне по безналу, я вам выдаю налоговую накладную. Бананы, конечно, никуда не ходят, они уже проданы давным-давно. Вы все равно заводите себе эти бананы на склад, а я вам отдаю тот кеш, который я собрал у потребителей, за вычетом того процента, который я заработал.

Получается, что вы налог не заплатили, НДС не заплатили, за это заплатили мне процент, а я вам отдал деньги обратно в наличной форме, вас это устраивает. Вопрос в том, что вы дальше будете делать с этими бананами? Вы получили товар по коду бананы, а вы изготавливаете оборудование, понимаете? И вам очень сложно объяснить, как вы из бананов сделали оборудование, что вы, собственно говоря, с ними сделали. Почему называется скрутка? Потому что бананы «скручиваются» с чем-то еще. На самом деле скручиваются более однородные товары, но все равно, аналитически выявить скрутку достаточно легко. И на уровне Государственной налоговой службы в области очень легко это выявить, несоответствие кодов товаров и задать вопрос: а почему так? Но вопрос «А почему так?», блокируя налоговые накладные, они задают реальному бизнесу. Он страдает, а скрутки работают.

Просто «крышуются» на местах?

Да. Почему пропускают? Потому что сидят конкретные люди, которые закрывают на это глаза. И, собственно говоря, вот здесь не надо никаких изменений в законодательство, вот вообще никаких, просто надо прекратить это и заняться своей прямой работой. Но люди, которые уже этим занимались, они уже определенные «обязательства» имеют перед теми, кто их назначил, кто с ними в схеме…

Финансовые потоки, от которых сложно отказаться.

Дело не только в жадности, хотя в жадности тоже, но еще и в том, что их туда ставили какие-то другие люди и эти другие люди требуют от них, чтобы они выполняли определенные функции, то есть они уже в этой системе и они из этой системы никак…

А как вы собираетесь бороться с этим явлением? Реорганизация налоговой предполагает, что эти люди останутся в старой системе?

Мы не собираемся бороться, мы уже боремся, уже в ряд регионов заводятся абсолютно новые люди, которые не будут этим заниматься и все.

А о каких суммах идет речь?

Речь идет о трех миллиардах в месяц.

Только эти скрутки имеются в виду?

Да, скрутки, только НДС, три миллиарда в месяц. На полмиллиарда меньше с момента того, как за это взялось новое руководство налоговой, так вот ее можно уменьшить до полумиллиарда. И вот эти полмиллиарда — это те вопросы, которые на самом деле будут реально спорными между налогоплательщиком и налоговой и должны решаться в судах. В них уже нет организованных злоупотреблений, есть только сложности квалификации той или иной операции. Это идет в суд и в суде решается. На самом деле мы отдаем себе отчет, что какая-то небольшая часть этих скруток останется на рассмотрении судов, но этот основной вал мы собъем достаточно просто, просто изменив команду.

Какие еще коррупционные схемы есть? Налоговые ямы?

Если начинать говорить о налоговых схемах, то их достаточно большое количество, здесь в зависимости от отрасли и в зависимости от налога.

Несколько примеров. ФЛП, как мы только что говорили, выплаты зарплат через СПД.

Разве схему с ФЛП можно сравнить со скрутками?

Почему нет? Это уклонение от налогообложения. Если я увольняю человека, который у меня в штате и плачу ему как ФЛП, регистрирую его как ФЛП и плачу ему как ФЛП — это уклонение от налогообложения. Здесь какую страну ни возьми, везде с этим борются.

А как вы с этим будете бороться?

Пока это не самая приоритетная задача. И я убежден, что она из тех, которые не решаются исключительно санкциями либо административными методами. Эти изменения должны идти от нового трудового кодекса, прекращения войны и до уменьшения штрафов за неоформление сотрудника (законопроект об этом я тоже внес). Вывести зарплаты из конверта должно стать выгодным. И это не побороть административно.

Еще схемы?

Возьмем сельское хозяйство. Сельское хозяйство — это налог на землю, когда огромные объемы сельскохозяйственных земель обрабатываются без уплаты налога, просто в черную, даже без договоров или каких-то других документов. Идет колоссальная недоплата налога на землю. Возьмем целые отрасли, возьмем алкоголь, 50% рынка в тени. Я не буду брать игорку и янтарь, где 100%, возьмем даже табак, казалось бы, очень сложное технологическое производство, которое вообще не предусматривает уклонения. В то же время мы с вами видим, что это происходит (8% отрасли в тени) при полном попустительстве государства.

Это вы имеете в виду налоговые ямы, это относится к теневой экономике?

Да, это относится к теневой экономике, любое уклонение — это так или иначе теневая экономика.

Во сколько вы оцениваете теневую экономику?

Теневую экономику мы оцениваем где-то в 44−43%, это минимальный показатель, потому что на самом деле, вы понимаете, что эти цифры очень условны.

Мы считаем, что если мы все будем правильно делать, то из тени за пять лет можно будет вывести от 15 до 20% теневой экономики. Это прирост где-то 3% ежегодно к тому, что есть. Мы будем считать, что мы победили, потому что полностью теневую экономику побороть невозможно.

А контрабанду? Премьер-министр говорил, что искореним ее на 100%. Насколько реально это сделать?

Давайте так, мы с вами должны отличать контрабанду от серого импорта. Когда все говорят о контрабанде, говорят о сером импорте. Контрабанда — это оружие, наркотики, кстати, уголовно наказуемое деяние. Если мы говорим о сером импорте — это не уголовно наказуемое деяние, это завоз товара под одним кодом под другой код, это просто «черный» провоз товара через границу, это различного рода манипуляции, которые позволяют не платить в бюджет деньги. Мы предполагаем, что объем недополученных в бюджет денег в год составляет где-то 3,5 миллиарда долларов. Мы предполагаем, что полностью решить этот вопрос нельзя, но на 90% решить его можно.

За счет чего? Принятие законов?

Я объясню. Да, конечно, это и законы тоже, но это и институциональные изменения в самой таможне, но самое главное — это политическая воля. То же самое, что со скрутками. Мы знаем несколько семей в стране, которые стоят за схемами по ввозу товаров на таможенную территорию Украины без уплаты пошлин. В западном регионе есть определенные люди, которые за этим стоят, есть в южном регионе тоже люди, которые за этим стоят, причем это те люди, которые не только обеспечивают сам акт провоза через таможенную территорию Украины, а обеспечивают взаимосвязи со всеми правоохранительными органами. Эти взаимосвязи надо просто разрушить. Руководство таможни, включая и руководство региональных таможен и постов и даже начальники смен, должны выйти из этого замкнутого круга.

Это круговая порука называется.

Да. Мы считаем, что мы решим этот вопрос заменой людей, заменой людей наверху, потому что рядовые таможенники могут брать деньги, они могут красть, без всякого сомнения, но это проблема другого масштаба. Эта проблема во всем мире, с ней борются, ее побеждают в большей или меньшей степени. Наша с вами задача сейчас — и это тоже очень важная мысль — прекратить масштабные злоупотребления, прекратить масштабную коррупцию, прекратить то, что как раковая опухоль собой уничтожает наше общество. Вот это надо прекратить. А зачисткой отдельных проявлений мы займемся тогда, когда мы решим вот эти главные глобальные проблемы. Поэтому говорить о том, что мы победим коррупцию на 100% или мы теневую экономику выведем в «белую» на 100% — давайте мы не будем иметь иллюзий, мы не сможем этого сделать в среднесрочной перспективе.

Все, о чем сейчас идет речь, в частности будет в рамках реорганизации Фискальной службы?

Реорганизация Фискальной службы — это несколько другое. Реорганизация налоговой службы — это один из актов, одно из направлений этого нашего глобального движения, наших шагов, которые направлены на развитие…

Говорилось о том, что Налоговая полиция будет ликвидирована…

Смотрите, я объясню и о милиции, но если вы хотите спросить о реорганизации налоговой, я вам объясню. Во-первых, налоговая и таможня будут едиными юридическими лицами, одним юридическим лицом каждая. Сейчас их много, каждый регион — это отдельное юридическое лицо.

То есть останется два разных юрлица…

Да, два разных юридических лица, но на уровне регионов не будет других юридических лиц, это будет одна очень централизованная структура. Мы, кстати, не уверены в том, что на уровне регионов останутся налоговые на областях, скорее всего будут какие-то «кусты», которые будут объединять несколько областей между собой. Окружные, как сейчас, скажем, система административных судов. Это позволит централизовать работу самой налоговой и таможни и очистить кадровую сторону их работы, сохранив честных профессионалов. Я внес законопроект «О бюро финансовых расследований». Это орган, который заберет на себя все полномочия Налоговой милиции, мы ее ликвидируем, заберет на себя то, что расследовали экономические подразделения МВД, Аваков уже хочет ликвидировать этот так называемый ОБЭП, и соответствующие подразделения в Службе безопасности Украины. Мы сконцентрируем это в одном органе, это программный пункт президента, программный пункт Слуги народа.

А финмониторинг как?

Финмониторинг — это отдельный орган, он существует. Он осуществляет мониторинг, он не правоохранительный орган, он просто мониторит: мониторит, выявляет, сообщает, мониторит, выявляет, сообщает.

Он останется со своей функцией? Потому что, по сути, они тоже выполняют определенные расследование.

Нет, они занимаются аналитикой. Они не допрашивают, не проводят следственных действий, просто занимаются аналитикой.

А кто будет главой БФР уже известно?

Нет.

Давайте немного подробнее о ФЛП, потому что их активно используют айтишники и для них эта тема очень болезненная.

Да, давайте.

Как соблюсти здесь баланс интересов?

Айтишники в Офисе президента уже месяц обсуждают систему их налогообложения, их общественная организация вместе с господином Гончаруком…

IT-ассоциация, вы имеете в виду?

Да, обсуждает, мы поддержим их и введем систему, которая будет для них приемлема. Но полного освобождения от налогообложения для них тоже не будет. Если говорить о ФЛП, я хочу, чтобы вы подчеркнули это: мы не собираемся менять систему налогообложения ФЛП в худшую сторону, может даже в лучшую собираемся менять, может быть, поднимем верхнюю планку лимита (сейчас это активно обсуждаем).

Что имеется в виду?

Вот эти пять миллионов, лимит, годовой лимит мы можем поднять, мы рассматриваем сейчас семь, десять миллионов, посмотрим, сколько. Мы благодарны ФЛПам за то, что они решают очень важную для страны проблему — проблему занятости, и всячески им будем в этом помогать. Ни процентную ставку не собираемся поднимать, ни лимит не собираемся уменьшать, не собираемся выводить какие-то виды деятельности из-под ФЛП, хотите — работайте, пожалуйста. Мы всегда выполняем то, что обещали. Но мы не хотим, чтобы крупный бизнес использовал единый налог для уклонения. И об этом мы тоже говорили на выборах.

А сейчас уже можно предположить, в какой налоговой форме могут работать в будущем айтишники?

Я не могу сейчас говорить, там действительно идет очень плодотворная дискуссия и они дадут свои пожелания, мы обязательно их учтем. Президент поставил нам задачу номер один — сделать таким образом, чтобы айти-отрасль развивалась.

Это будет какой-то специальный режим для них. Страны Прибалтики, Польша ведут борьбу за мозги украинских программистов и очень много людей уезжает, потому что им там предлагают выгодные условия для работы? Вы что-то планируете, чтобы остановить этот отток мозгов из Украины?

Да, конечно. Но «отток мозгов» из Украины, он же связан не с системой налогообложения, «отток мозгов» из Украины связан с общими факторами экономического роста, которые обусловливают самую низкую среднюю зарплату в Европе, одну из самых низких минимальных зарплат в Европе. Отток мозгов — это следствие коррумпированной судебной и правоохранительной систем, состояния медицины и образования. Поэтому здесь не только и не столько речь идет о налогообложении, люди едут в Америку, где налоговая система намного жестче, чем наша. Однако, для них это является более приемлемым вариантом. Здесь надо комплексно работать над проблемой «оттока мозгов», в первую очередь путем стимулирования развития экономики, а не превращения Украины в офшорную зону.

Ассоциация венчурного бизнеса предлагает запустить фонд фондов, в котором будет участвовать правительство вместе с местными венчурными фондами, инвестируя в украинские стартапы?

Нет, не слышал о такой идее, может быть и имеет право на существование… Но поддержка от государства может быть в виде создания нормальной судебной системы, в виде создания правоохранительной системы, это все, что мы будем делать. Но создавать какой-то еще государственный фонд, через который будут с высокой долей вероятности деньги распределяться несправедливо и непонятно (даже пусть это будет некоррупционная составляющая), просто они будут одним предоставляться, а другим нет, мне кажется, что это не наш путь. Тем более на стартапы, которые могут состояться, могут не состояться, где очень высокая доля рисков. Мне кажется, что государство должно инвестировать в те отрасли, которые действительно требуют инвестиций, которые на 100% выстрелят. Те же айти, авиастроение, судостроение, инфраструктурные проекты, то, что требует такого инвестирования.

Когда начнется налоговая амнистия?

Мы предполагаем, что налоговая амнистия будет в 2020 году, весной мы представим проект налоговой реформы. Налоговая амнистия будет первым шагом. Но законопроект уже внесен в Верховную Раду.

А как это будет проходить на практике? Вот я, например, человек, у которого есть какие-то капиталы, которые я не задекларировал. Что это означает, куда мне идти, что мне делать?

Вы должны разместить их на счету в украинском банке и предоставить справку из банка, заполнить декларацию, подать в налоговую справку из банка, что у вас эти деньги на счету и все, и заплатить с них 5%.

Звучит просто.

Все очень просто, в электронной форме декларация.

С МВФ договорились по амнистии?

У МВФ есть два аргумента. Первый аргумент — что налоговая амнистия несправедлива к налогоплательщикам, которые всегда платили налоги, второй аргумент — налоговая амнистия стимулирует уклонение от налогообложения, потому что заставляет налогоплательщиков ждать следующей налоговой амнистии. Второй аргумент мы опровергаем тем, что у нас это вообще единичный случай, больше мы не собираемся проводить ничего подобного точно в ближайшие пять лет. Мы это, кстати, можем прямо записать в законе. Первый аргумент, который касается штрафа на добросовестного налогоплательщика, это действительно имеет под собой основания. Но у нас в Украине на сегодня уникальная ситуация, при которой за 28 лет в той или иной степени большинство налогоплательщиков Украины уклонялся от налогообложения, даже получая зарплату в конвертах. И сейчас именно тот момент, тот период времени, когда всем необходимо выйти «в белую» и начать с чистого листа свою финансовую историю.

Уклоняться от налогообложения в Украине было обоснованным, потому что государство со своей стороны, положа руку на сердце, мягко говоря, неэффективно использовало деньги, которые получало от налогоплательщиков.

Поэтому налогоплательщик таким образом будто противостоял такой деятельности государства. Мы начали новую эпоху, мы берем на себя ответственность за то, что государство красть деньги больше не будет, соответственно, мы со своей стороны должны дать возможность налогоплательщикам тоже выйти «в белую». И дать возможность им в том числе и использовать те капиталы, маленькие или большие, которые были спрятаны ими от налогов на протяжении всей истории, дать им возможность их тоже использовать, заплатив небольшой налог. Международный валютный фонд, он же не против амнистии, он против амнистии по сниженной ставке. Но мне кажется, что нам удалось их убедить.

Что будет с теми, кто не воспользуется амнистией, будут ли какие-то санкции?

Налоговая амнистия — дело добровольное, никаких санкций к тем, кто ею не воспользуется, не будет. Но с другой стороны все должны понимать, что если ты не задекларировал свой доход, независимо от того, когда это произошло, то срок давности за это нарушение не работает, статья 102 Налогового кодекса очень четко все это регулирует.

То есть это означает, что в любой момент

У него в будущем могут спросить, а откуда у тебя деньги на эту машину? Могут и не спросить, т. е. я не утверждаю, что обязательно спросят, но надо знать, что вероятность есть.

По ЕСВ и неработающим ФЛП, что решили? Будете прощать эти долги?

Законопроект мы сейчас обсуждаем, есть два варианта: или прощать долги полностью, или списать штрафы. То, что мы собираемся списать штрафы, это уже однозначно, то есть мы это уже собираемся делать. Это как раз тот случай, в котором мы открыто в обществе обсуждаем, потому что есть две позиции: первая позиция — это то, что мы не можем облагать деятельность человека, который не работал; по сути, нет объекта налогообложения, у него не было этого дохода, с которого надо заплатить налог. Другой вопрос — это что делать с теми, кто все-таки заплатил этот налог, они, получается, оштрафованы как добросовестные налогоплательщики. Это такая дилемма, которая возникает в каждом случае, когда налоговая политика государства недостаточно взвешенная, это был как раз тот самый случай, как и с евробляхами. По евробляхам штраф будем переносить до конца года, уже последний раз. Только обязательно подчеркните, пожалуйста, что в последний раз, больше такого не будет…

Уже шансов не будет?

У нас была очень тяжелая дискуссия в команде на счет целесообразности этого переноса, очень многие были против. Но мы пошли на это, президент принял такое решение, мы на это пошли, до конца года мы это отсрочим, но все, больше этого уже ничего не будет.

Вы говорили, что 15 сентября будет представлен проект бюджета Украины.

Да, до 15-го, это по закону так. Мы надеемся, что Кабмин справится. Маркарова осталась, она занималась проектом закона о бюджете ранее, которые у нее сейчас есть аргументы, что она не сможет сделать это?

Поэтому, наверное, ее и оставили, потому что она этим вопросом занималась?

Нет, просто потому, что человек профессиональный, политически не заангажированный, не замешан в каких-то грязных делах. Маркарова, как, кстати, и Аваков — это компромисс между прошлым и будущим, на который мы должны пойти, чтобы наши реформы были успешными.

Вы уже ознакомились с проектом бюджета?

Нет, не буду обманывать, не видел сверстанный бюджет, но определенные показатели мы уже обсуждали с Маркаровой.

Почему решили объединить финансовый комитет и по банковской деятельности?

Мы хотели объединить три комитета: бюджет, налоги и банковская деятельность. Это логично, потому что публичные финансы — это взять деньги, распределить деньги, и то, что опосредует этот процесс (финансовый и банковский сектор). Но потом мы пришли к мнению, что бюджетный комитет субъектен в бюджетных отношениях, поэтому его объединять нелогично, и приняли правильное решение, только два объединить. Но вообще вы знаете, что комитет по финансам и банковской деятельности под одного депутата выделялся в свое время. Это решение было абсолютно политическое.

А как вы вообще оцениваете работу НБУ?

Как вам сказать… Работу НБУ мы должны анализировать с разных сторон. В целом работа НБУ на данный момент положительная, можно так охарактеризовать. Мы говорим о том, что Национальный банк навел порядок на банковском рынке, что Национальный банк достаточно жестко соблюдает те нормативы, которые доведены до банков, и это с высокой долей вероятности уберегает наш рынок от построения финансовых пирамид, таких как были у нас пять лет назад. Но с другой стороны есть еще монетарная политика. Я понимаю позицию Нацбанка, который находится в осуществлении этой монетарной политики в фарватере обязательств, взятых на себя перед Международным валютным фондом, и осуществляет довольно жесткую монетарную политику, удерживая высокую учетную ставку. Я не хочу давить и не считаю это неправильным, но я бы подискутировал о том, как мы могли бы все-таки снизить учетную ставку НБУ и сделать кредиты для бизнеса более доступными, потому что это основной стимул для развития экономики в стране.

Помните, были заявления от команды Зеленского о том, чтобы провести аудит работы НБУ, это уже, я так понимаю, в прошлом или все-таки такие планы еще есть?

Аудит государства — это был вообще программный тезис президента. В период, когда принималось решение о досрочных выборах, если бы досрочные выборы не были проведены, они были бы осенью, то мы бы обязательно запустили аудит государства.

На самом деле у нас уже есть структура этого аудита, я за это отвечал, я это готовил; в том числе Минфина и всего остального, полностью разработана структура с необходимыми человеческими ресурсами, денежными ресурсами для проведения этого аудита. Мы бы это запустили достаточно быстро, у нас даже сайт разработан. Но, когда были объявлены внеочередные выборы, стало понятным, что в конце августа у нас уже будет свое правительство, и как раз правительство должно сделать этот аудит. По аудиту НБУ — это очень сложный вопрос, учитывая, что НБУ должна быть гарантирована независимость от КМ Украины, поэтому сейчас я бы сконцентрировался на анализе публикуемых Нацбанком показателей. С другой стороны, безупречность работы другого органа банковской системы — Фонда гарантирования вкладов вызывает некоторые сомнения и я считаю обоснованным провести проверку его деятельности особенно в сфере распоряжения активами неплатежеспособных банков.

По поводу МВФ, как вы считаете, все-таки будет достигнута договоренность?

Да, конечно, будет договоренность, будут переговоры…

На каких-то других условиях…

Мы хотим смягчить условия для себя, конечно.

А в каких параметрах?

Та же налоговая амнистия, как вы отметили. Цель Международного валютного фонда понятна — они хотят обеспечить максимальный первичный профицит бюджета, чтобы деньги им были возвращены в полном объеме и своевременно. Но мы со своей стороны заинтересованы в низкой учетной ставке, мы заинтересованы в дешевых кредитах, мы заинтересованы в более мягкой монетарной политике. Вот эти нюансы в том числе среди других надо с ними обсуждать. Те моменты, которые полезны для нашей страны, как антикоррупционные меры, реформа суда, прокуратуры и всего остального, мы готовы выполнять, СПЛИТ мы готовы выполнять.

А статья о незаконном обогащении?

Незаконное обогащение — обязательно. Сейчас уже внесен законопроект.

Вы готовы принять все законопроекты МВФ…

Нет, мы готовы принять только те законопроекты, которые идут на пользу стране. Я считаю, что норма о незаконном обогащении идет на пользу стране, антикоррупционный суд идет на пользу стране. То, что касается тех моментов, которые не идут на пользу стране, есть те нюансы, на которые МВФ смотрит как кредитор.

Жестко смотрит.

Да. Он не смотрит на нас как на страну, которая должна стать лучшей страной в мире, а мы смотрим именно в эту сторону, именно с такой точки зрения, так вот эти моменты мы будем менять. Но я не хотел бы сейчас говорить об этом.

Откуда взялась идея с легализацией казино и бурштына?

Мне кажется, что на вопрос, легализовать игорку или нет, нельзя ответить отрицательно. Игорный бизнес существует сегодня в стране в наиболее извращенных и опасных для общества формах. Он полностью в тени. Как и янтарь. Дискуссия только о том, в какой форме следует их легализовать. Если говорить об игорке, то я бы отдельно отрегулировал казино (разрешил проводить в 5-звездочных отелях) и массовые азартные игры (3−5 операторов на территории всей страны с ограничением количества точек распространения и контролем государства в режиме онлайн).

Однако, я не работаю над законопроектом и специально устранился от работы над ним. Относительно янтаря вопрос сложнее. Он состоит в необходимости легализации копателей, проживающих на соответствующей территории, и упразднения посредников, которые сегодня преступно зарабатывают на этом. Очень важно также соблюдение экологических норм.






Горячие предложения

Кредиты на карту

более 30 онлайн-сервисов!

Ставка - от 0.01%

Срок - до 180 дней

Сумма - до 20 000 грн.

Документы - паспорт и код

Bookeeper

295 грн. в месяц

Онлайн бухгалтерия

для ФОП и малого бизнеса

первые 30 дней бесплатно!



Путеводитель

Кредит предприятию и частному предпринимателю (СПД)

Кредиты для бизнеса и частных предпринимателей в Украине (ЧП, СПД): ставки, порядок предоставления

Видео путеводитель