про бізнес-фінанси

Открыть крупный и успешный бизнес в США: история польской предпринимательницы

Она уехала в Штаты без знания английского языка и каких-либо идей о том, чем будет заниматься. Она прогорела с первым бизнесом, но и о ее новом предприятии – Give Back Box – говорят сегодня самые популярные американские СМИ. Моника Вела утверждает, что США-это страна, полная возможностей, где нетрудно многого добиться, и что поляки продают свой труд за границей слишком дешево.

Краткое содержание и ссылки по теме

  1. Вы изучали маркетинг в частном колледже в Лодзи. Для чего?
  2. Я знаю, что этот бизнес не был успешным
  3. Какие из крупных, известных фирм сотрудничают сегодня с Give Back Box?
  4. Помимо того, что у таких компаний, как Amazon или Dell, от сотрудничества с вами выигрывает имидж, что еще они получают?
  5. Куда попадают отправленные клиентам подарки? В конкретное место, где их распределяют?
  6. Сколько человек отправляет посылку, помогая другим?
  7. Сколько средств вы вложили в бизнес?
  8. Что в вашем предприятии приносит деньги?
  9. Сколько человек работает сегодня над Give Back Box?
  10. Если бы Вы начинали бизнес не во время кризиса, было бы легче?




В недавнем интервью для Forbes Моника сказала: „Я приехала сюда исполнить свою американскую мечту”. Однако ее история не так проста, как кажется. Все началось с прерванной учебы на маркетолога в Лодзи (город в Польше – ред.), позже была работа в качестве торгового представителя, и, наконец, вылет в США и первый собственный бизнес. Интернет-торговля американскими ботинками оказалась неудачной идеей. А вдохновение для Give Back Box, бизнеса, который сегодня стал таким успешным, она почерпнула буквально на улице. Суть его в том, чтобы убедить американцев не выбрасывать коробки, которые остаются после покупки через интернет.

Каким образом ей удалось добиться того, что крупные корпорации Амазон, Делла и Лего пользуются ее услугами? Моника Вела считает, что ей помогла твердость. Когда кто-то в бизнесе ей говорит „нет” – она делает вид, что не поняла.

Моника утверждает, что в Соединенных Штатах, и, в частности западном побережье, благоприятные условия для предпринимательства. Она удивлена, что поляки – люди способные и образованные – часто не используют эти возможности, останавливаются на достигнутом, исполняя лишь простейшие задачи.

Мальвина Вротняк-Халада: Вы изучали маркетинг в частном колледже в Лодзи. Для чего?

Моника Вела: (смеется) Я изучала, но, к счастью, так и не закончила. Я должна признать, что очень рано, еще в средней школе начала сомневаться в системе образования. В связи с тем, что я хотела в школе учить русский язык, а это было возможно лишь в одном классе с углубленным изучением математики и естественных наук, я была вынуждена выбирать это направление, хотя я ненавидела математику. Это был настоящий ужас, и тогда мне казалось, что что-то, вероятно, неправильно с системой образования. Никто не мог объяснить, почему я должна изучать ежедневно по два часа математику, которую я ненавижу.

После окончания школы мы все пошли в колледж, и я тоже. Я выбрала тот, который был самым интересным для меня – уже в школе я знала, что хочу быть торговым представителем. Да, тогда это была работа моей мечты.

Это довольно редкая карьерная мечта

Да (смеется). Я пошла в колледж гуманитарных наук и экономики, но через год снова появилось ощущение, что что-то не так. Почему у профессоров, которые учат меня особенностям бизнесу, никогда не было своего дела? Как они могут научить нас чему-нибудь? Мои учителя никогда не работали в корпорации и не вели каких-либо коммерческих, крупномасштабных проектов. Я подумала, что это потеря моего времени и денег, и что лучше я буду учиться профессии на практике. Поэтому я бросила учебу уже через год.

Работа торговым представителем нашлась быстро – в польском банке. Я оставила эту работу, потому что банковское дело мне показалось ужасно скучным. Потом было Нестле, Джонсон & Джонсон и последняя компания в Польше, где я работала в качестве торгового представителя, - Польфарма. В то время это была самая крупная компания в медицинской промышленности. Но я достигла дна профессиональной подготовки. Тогда я поняла, что это не то направление, в котором я хочу идти дальше.

Причиной тому, что произошло дальше, стала моя мать, которая долго уговаривала меня поехать в Америку. Я объясняла ей, что, в конце концов, не знаю английский язык, что у меня есть работа в Польше, что я никуда не собираюсь. Но в конце концов подала документы на визу, втайне надеясь, что ее мне не дадут. К сожалению, ее все-таки дали, да еще сразу на 10 лет (смеется). Летом 2006 года я прилетела в Чикаго. Не зная языка.

Я попала в польский дом, где решилось мое будущее – я устроилась на работу в польском мясном магазине, а перед этим работала детской няней. Тогда я не могла никому объяснить, что иначе вижу свое будущее. Никто не верил, что я говорю серьезно. Мне отвечали: „Здесь все работают в магазинах”.
Через месяц я уже снимала отдельную квартиру и нашла первых друзей, которые не были поляками. Ну и теперь уже действительно не знала, что делать дальше. Однажды я пошла с тетей на шоппинг в магазин обуви. Смотрю на эти ботинки, а они не только выглядят круто, но и стоят 15-20 долларов. Я подумала, что в Польше такой цене обрадуются. Я планировала тогда через месяц вернуться в Польшу и купила пять пар таких туфлей. Пришла домой и подумала, что раз буду здесь еще несколько недель, то попробую продать эти ботинки на "Аллегро". Выставила объявление и пошла спать, а когда проснулась – все пять пар были проданы. Я решила: останусь здесь, буду покупать обувь и продавать ее в Польшу через интернет.
Я работала так три или четыре года. У меня есть еще где-то фото квартиры, заставленной обувью до самого потолка. Я почти не выходила из дому, ноль друзей, ноль жизни, только интернет и обувь, обувь, обувь.

Я знаю, что этот бизнес не был успешным

Спрос на обувь был очень большой, но проблемой оказалось то, что у нас не было тогда соответствующих запасов. Из-за повышенного спроса люди часто покупали конкретные размеры или цвета обуви, которых просто не было в магазинах. В связи с этим я не могла переслать им обувь, продляла заказы, и эта проблема выросла до опасного масштаба.

Я очень быстро перешла от успеха к этапу, когда я хотела просто исчезнуть из этого мира. Все рекомендовали мне тогда избавиться от этого бизнеса, но я не хотела этого делать, потому что во времена расцвета он приносил мне большое удовлетворение.

На закругление всего этого и урегулирование обязательств потребовалось еще два года. Тогда одна проблема появлялась за другой. У меня не было достаточных знаний о документах, необходимых для прохождения таможни товарами. У таможни в Варшаве тоже никогда раньше не было клиента, который авиапочтой отправляет тысячи пар обуви. Первый контейнер, который я отправила в Польшу был на месяц задержан местной таможеней.
Это была очень важная наука на будущее. Многие из этих проблем возникли в результате моего незнания, и я не знала, как мне их решить, каким должен быть следующий шаг.

Вывод я сделала из всего этого такой: прежде чем начинать что-то делать, нужно все тщательно изучить, чтобы овладеть всей информацией до того, как возьмёшься за дело, а не после того, как появятся проблемы.

Я нашла решение проблемы три года назад. Открыла магазин с обувью из Штатов в Польше, но уже продаю обувь, которая есть там в наличии.

После улаживания этого дела я подумала, что хорошо было бы запустить бизнес в Штатах. Я открыла магазин с обувью и здесь, но все время думала, как же выделиться, чтобы иметь возможность конкурировать с большими брендами.
Тогда мне понравилась идея раскрученного бренда TOMS (ранее Shoes For A Better Tomorrow) – они за каждую купленную клиентом пару обуви отправляют одну пару обуви на благотворительность в страны Третьего Мира. Я очень хотела придумать что-то подобное.

Тогда я жила в Чикаго. Однажды я шла по главной улице мимо бездомных, которых там было очень много, и которых уже знала в лицо. В какой-то момент мое внимание привлек человек, которого я никогда раньше здесь не видела, и который не просил денег, как и другие, только держал лист бумаги с надписью „I Need Shoes” – «Мне нужна обувь».
Я никогда не забуду этого момента. Я встала перед ним и думаю: должно быть, это какой-то знак. Он нуждается в обуви, а у меня тысяча пар обуви – я бы могла ему помочь, хоть и продаю только женскую обувь. Я вернулась домой и не могла успокоиться, бешено колотилось сердце. Я чувствовала, что начинается новый этап. Тогда я взяла туфли своего парня и пошла вручить их этому бездомному мужчине, но его уже не было. Тогда я действительно решила, что это был знак.
На следующий день я проснулась уже с готовым планом. Я придумала, что в коробки для обуви буду вкладывать личные благодарности за покупку с одновременной просьбой о том, чтобы в коробку сложили ненужные в доме вещи, обувь или еще что-нибудь, что хотели бы отдать нуждающимся. Чтобы клиент не нес дополнительных затрат, на коробку была нанесена специальная метка, позволяющая бесплатно отправить посылку в благотворительную организацию.
Я пошла к руководителю приюта для бездомных, представила свою идею и спросила, будет ли на такие вещи спрос и можно ли отправлять такие посылки на их адрес.

Таким образом, в 2012 году, перед Рождеством мы начали получать первые посылки от клиентов. Я до сих пор храню первый ящик, который мы выпустили с ручной благодарственной печатью.

Заполненные до краев игрушками и другими вещами коробки означают, что механизм работает. И если это работает для моего небольшого магазина, то почему не сработает в больших масштабах, например, для Amazon. Я решила изменить привычки покупателей в Интернете, поговорить с основными магазинами и убедить их делать то, что делаю я.

В феврале 2013 года я была уже на первом совещании по этому вопросу в Амазоне, в Сиэтле. Когда сейчас я думаю о том, как мне это удалось, сама в это не верю. Уже одна история о том, как мне удалось организовать встречу в Амазоне и как она прошла - достойна книги.

Какие из крупных, известных фирм сотрудничают сегодня с Give Back Box?

Среди известных в Польше – Amazon, Dell, я только что закончила переговоры с Лего и Mattel. Ограничением в случае с Give Back Box выступает не само принятие решения, а время, необходимое для запуска сотрудничества. Я говорю так, потому что до сих пор ни от кого не услышала „нет”.

Помимо того, что у таких компаний, как Amazon или Dell, от сотрудничества с вами выигрывает имидж, что еще они получают?

Сейчас работаем над дополнительными привилегиями и преимуществами для них. Коробка под флагом Give Back Box выполняет функцию своеобразного „транспортного средства, предоставляющего благотворительную помощь”. Потенциально у этих компаний есть возможность получить дополнительные налоговые льготы.

Еще одна польза в том, что каждая из этих компаний может просматривать в онлайн-режиме, кто из их клиентов отправил подержанные вещи на благотворительность (при условии, что была они распечатали этикетку для отправки посылки с сайта), сколько их, из каких городов и так далее. Это позволяет компаниям разрабатывать скидки для групп клиентов, которые хотят помогать другим. Здесь такое очень любят.
Но есть еще одно преимущество, о котором я понятия не имела, и которое оказалось, в принципе, самым главным. Каждая из этих крупных компаний отправляет клиентам товары в коробках, которые позже попадают на свалки. А известные бренды очень не любят, когда на полигонах лежат тонны мусора с их логотипом. Чем больше компания, тем эта проблема острее. Я помню, как на встрече с Target мне сказали, что компания в течение двух лет задаются вопросом, как забрать свой логотип с мусорных свалок мусора. Они даже обсуждали нанесение логотипа краской, которая через некоторое время испаряется. Give Back Box решает их проблемы, потому что каждая коробка, которая возвращается в благотворительные организации, должна быть переработана как вторсырье.

Куда попадают отправленные клиентам подарки? В конкретное место, где их распределяют?

Так было первые два года, когда мы тестировали Give Back Box. Теперь у нас есть подписанное соглашение с крупнейшей некоммерческой организацией в Соединенных Штатах - Goodwill Industry International, которая имеет 156 отделений по всей стране. В связи с этим, если кто-то печатает этикетку для отправки в Лос-Анджелес, его посылка попадет прямо к этой организации в Лос-Анджелесе. Все происходит само собой, мы не ведем никакого центра перераспределения.

Подержанные обувь, книги, постельное белье – все это будет принято?

Да. У нас с этой организацией подписан договор, в соответствии с которым ни одна из этих вещей не попадет на свалку – все должно быть использовано повторно или утилизировано, - это так называемая «политика нулевой траты» - не создавать отходы. Даже если кто-то отправит поломанную кружку, она все равно должна быть переработана.

Выгода для компаний очевидна, а клиентам хочется помочь, потому что отправка таких вещей ничего не стоит?

Мы сотрудничаем с UPS: этикетку с логотипом этой компании можно дать любому водителю UPS или оставить в популярных здесь The UPS Stores. А если отправить по почте – можно заказать себе услугу бесплатного приема посылки из дому.

Такая этикетка предоплаты находится в каждой коробке, которую отправляют фирмы, работающие с Give Back Box?

Нет, чаще всего ее нужно самостоятельно распечатать с сайта. Учитывая, что Amazon отправляет каждый день около 4 миллионов пачек, печать листовок для всех этих коробок будет стоить 200 тысяч долларов в день. Поэтому, когда я впервые разговаривала с Amazon, идея им очень понравилась, но меня сразу предупредили, что нужно искать иной способ. Некоторые компании отправляют наши листовки в каждой пачке (20 тыс. штук в день), но я бы хотела от этого уйти.

В большинстве случаев покупателю через Интернет приходит уведомление о статусе заказа – и в нем есть предложение напечатать этикетку и отправить посылку.

Сколько человек отправляет посылку, помогая другим?

Максимальное число в прошлом году составило 30% коробок – это стало возможным благодаря большой акции, организованной newegg.com. Обычно «возвраты коробок» держатся на уровне 5%, но это не важно, потому что чем больше будет об этой программе говорить, тем больше будет количество участников.
Чтобы наладить работу программы мне понадобится еще лет пять. После входа в этот рынок благотворительности, я поняла, что он так и не развился до современного состояния, несмотря на то, что инновации увели остальные отрасли далеко вперед. Фонды действуют сегодня так же, как работали 50-60 лет назад. Когда я приехала в Штаты, то очень удивлялась, что здесь кто-то может жить в нищете.

Люди здесь имеют столько денег и столько вещей, что могут сами себе помочь, только они довольно ленивы, поэтому им нужно определенные решения подкинуть под нос и так максимально упростить, чтобы они хотели их использовать.

Все это звучит как преимущество для каждой из сторон, но ведь это тоже бизнес, в который нужно вложить деньги. Сколько средств вы вложили?

В течение первых трех лет финансировала все из собственного кармана. Теперь, к счастью, я нахожусь в ситуации, когда инвесторы обращаются с предложениями инвестировать в эту идею деньги. А я нашла способ финансировать этот бизнес еще в течение двух-трех лет, это называется здесь «финансирование собственными силами». Я просто хочу экономить и не использовать средства инвесторов, пока проект не достигнет большего масштаба.
Здесь, в Штатах, если кто-то хочет запустить свой бизнес, и ему нужны для этого даже несколько миллионов долларов, это, как правило, не большая проблема. Особенно на этом побережье. Признаюсь, мне такая схема кажется сумасбродной, потому что большинство этих проектов прогорает, а с ними пропадают и деньги. Но так в Америке делают бизнес – здесь не рискуют своими деньгами. Меня же в Польше приучили к тому, что в собственный бизнес вливают сначала свои собственные деньги.

Что в вашем предприятии приносит деньги?

По нашей модели сотрудничества компании платят нам так называемый «sponsorship», то есть платят за возможность использования системы Give Back Box.

Я удивлена, что вам удалось склонить к сотрудничеству крупнейшие компании. Получается, что сегодня важнее всего сеть знакомств?

В начале я тоже так думала. Когда я стала ходить на многочисленные конференции, то часто встречала людей, которые предлагали связать меня с кем-то. Проблема заключалась в том, что они хотели за это деньги.

Я помню, что когда хотела связаться с Тони Се из Zappos, у меня были два-три предложения, но цены достигали 5 тысяч долларов за сообщение по электронной почте. Я подумала, что что-то здесь не так.

Расскажу историю, которая покажет, каким образом здесь нужно нарабатывать контакты. Есть популярная телевизионная программа The Shark Tank. Я не хотела принимать в ней участия, чтобы никто не использовал мою бизнес-модель. Но мне очень хотелось познакомиться со членами жюри этой программы. Я знала, что в Чикаго, на одной из конференций будет выступать Даймонд Джон. Я узнала, где будет проходить эта конференция, и поехала туда в 7 утра.

Конечно, у меня не было билета на саму конференцию, так как он стоил 3000 долларов, но это ведь не проблема (смеется). Я подхожу к регистрации этой конференции, чтобы узнать, в котором часу выступает Джон. Меня спрашивают, есть ли у меня билет. Я отвечаю, что у меня нет билета, но я просто хочу спросить, в котором часу приедет эксперт. Мне говорят, что он будет после обеда, но чтобы попасть на конференцию, надо иметь билет. Объясняю ей, что мне нужна лишь одна его минута, чтобы задать лишь один вопрос. На что получаю резкий ответ: «Вы не можете занимать его время, если у вам нет билета на конференцию».
Я подумала, что буду сидеть в лобби и я дождусь обеда, а когда он приедет и будет идти на свою презентацию, я к нему подойду. Через некоторое время приходит ко мне представитель обслуживающего персонала и говорит, что я не могу здесь сидеть, потому что Деймонд Джон, конечно же, не будет со мной разговаривать, ведь у меня нет билета на конференцию. На что я отвечаю ему спокойно, что я понимаю, что у меня нет билета, но я сижу только в лобби, и я не думаю, что мне нельзя этого делать.

В ответ он пригрозил, что скажет охране отеля, что я безбилетница. На что я упрямо ответила, что сижу только в лобби. Также ко мне подошли из обслуживания номеров, спросили, жду ли я кого-то. Я им честно ответила, что жду этого участника, потому что хочу с ним познакомиться. Им не показалось, что это проблема.

Уже перед самым обедом ко мне еще раз подошел человек из обслуживаюшего персонала, и сказал, что он лично проследит, чтобы я не имела возможности хотя бы на шаг подойти к Джону. Когда долгожданный докладчик, наконец, пришел, я пыталась подойти к нему, но организаторы конференции, на самом деле позаботились о том, чтобы это было невозможно, так что мне не удалось. Однако горничная, которая видела, что ждала его столько времени, сказала ему, что в холле есть девушка, которая ждет его уже семь часов. После завершения выступления он попросил привести ему меня, и благодаря этому у меня была возможность спокойно поговорить с ним в течение часа.
Каждый важный контакт был добыт мною лично по похожей схеме. Либо я ездила знакомиться с людьми на конференции, либо люди помнили меня, потому что я довольно упрямая, и если кто-то говорит мне „нет”, я притворяюсь, что не понимаю.

Здесь обрасти контактами довольно легко, потому что рынок большой, есть десятки крупных, миллионных магазинов, так что если не получится с одними, нужно пробовать у других. Ну, и люди более благосклонны.

Сколько человек работает сегодня над Give Back Box?

У нас команда из шести человек, но не на ставке, за гонорар от выработки. Меня не волнует, где и когда ты работаешь, важно, что ты сделаешь то, что тебе нужно сделать – как в IT и маркетинге.

К слову, я не часто общалась в США с поляками. Но у меня сложилось впечатление, что мы, поляки, продаем свой труд здесь слишком дешево. Мы приезжаем на работу и довольствуемся достигнутым. Я не понимаю этого, потому что США – страна, полная возможностей, здесь можно делать все, что душа пожелает. На самом деле здесь нет границ и добиться чего-то не трудно. А мы – трудолюбивые, но приезжаем сюда и теряем себя, выполняя часто самые простые работы. Мне это не нравится, потому что мне кажется, что если у кого-то достаточно мужества, чтобы уехать за границу, то нужно продолжать в том же духе.

Если бы Вы начинали бизнес не во время кризиса, было бы легче?

Кризис – это только отговорка людей, которые не справляются. Я не верю ни в какие кризисы, ведь даже тогда люди должны жить, они должны что-то есть и так далее. Конечно, во время кризиса больше проблем, но благодаря этому веселее и интереснее.

Источник: bankier.pl, перевод Prostobiz.ua

 

Горячие предложения

Кредиты на карту

более 30 онлайн-сервисов!

Ставка - от 0.01%

Срок - до 180 дней

Сумма - до 20 000 грн.

Документы - паспорт и код

Bookeeper

295 грн. в месяц

Онлайн бухгалтерия

для ФОП и малого бизнеса

первые 30 дней бесплатно!





Полезные статьи по данной тематике

Актуальные обзоры банковского рынка для бизнеса на ваш e-mail!




© 2006—2019

ООО «Простобанк Консалтинг»

Код ЄДРПОУ: 35454764

Адрес: 02100, г. Киев, ул. Георгия Тороповского, 2, оф. 19

Телефон: +38 063 075 70 92

Email: info@prostobank.com