Бизнес идет на запад. Какие украинские компании размещают свои предприятия в Европе - 08.11.2019

Вслед за товарами украинский бизнес взялся экспортировать в ЕС нечто более существенное: украинские компании стали размещать в Европе свои предприятия. Журнал НВ выяснил, в чем смысл такой релокации. // 08.11.2019

Через полгода в продукции компании Кормотех, украинского производителя кормов для домашних животных, появится балтийский финансовый привкус: в добавок к уже имеющимся двум заводам во Львовской области фирма запустит предприятие в Литве. Сейчас там заканчиваются ремонтные работы.

Инвестиции в промплощадку в государстве Евросоюза, по словам Ростислава Вовка, совладельца Кормотеха, составили 12,5 млн евро, расчетная окупаемость проекта — три года.

От литовского предприятия Вовку одна выгода. Во-первых, путь от завода до потребителей становится в разы короче и проще. Во-вторых, благодаря безвизу ездить из Украины в Литву просто, поэтому 90 % команды, реализующей проект, составляют проверенные украинские кадры. Более того, компания теперь предлагает тем своим работникам, которые собираются уехать в Европу на заработки, не забираться далеко, а остановить свой выбор на новом заводе.

Раскусили выгоду от размещения производств в ЕС не только в Кормотехе. И если крупный оте­чественный бизнес вроде таких гигантов, как МХП или Roshen, уже давно вышел в промышленном плане в Старый Свет, то теперь туда же потянулись и предприятия весом поменьше — они тоже принялись инвестировать в европейские промактивы. По оценкам НВ, их счет идет уже на десятки.

«Украинцы в ЕС строят различные предприятия — от отелей и ресторанов до промышленных площадок», — говорит Петр Чернышов, бизнесмен и член наблюдательного совета компании Фармак.

Причины подобного увлечения Европой прозрачны: ЕС — близкий и понятный украинцам огромный рынок, поясняет Владислава Магалецкая, вице-президент инвестфонда Sigma Bleyzer в Украине и агрокомпании Agrogeneration. Причем Евросоюз теперь открыт и для предпринимателей с востока.

В отечественном Госстате подсчитали: по состоянию на июнь 2019 года акционерный капитал украинских резидентов в мире составлял $ 6,3 млрд, из которых почти все — то есть $ 6 млрд — приходится на страны ЕС.

Поближе к покупателям

В Европу отечественные компании экспортируют все больше своей продукции: за 2018‑й этот показатель вырос на 14 %, а за восемь месяцев этого года — еще на 7,5 %, фактически достигнув уровня в $ 14 млрд. Европейская доля в украинском экспортном пироге уже наибольшая среди всех — 42,3 % от его общего объема.

Неудивительно, что многие бизнесмены с берегов Днепра заинтересованы сократить дистанцию со своими европейскими клиентами.

Именно так поступила Ирина Мирошник, президент компании IMMER Group: она два года назад обзавелась в Латвии мощностями по производству упаковочных материалов. «У нас назрела потребность строить вторую площадку, — рассказывает бизнесвумен. — А около 50 % нашего экспорта идет в Европу». Поэтому, рассудила предпринимательница, расширяться IMMER Group будет именно на территории ЕС.

В балтийском регионе работает и завод украинской компании Биосфера: он открылся в 2015‑м в Эстонии и производит ватные диски. Андрей Здесенко, собственник Биосферы, поясняет свой выбор транспортными соображениями: мол, здесь удобная морская и наземная логистика в направлении богатых Скандинавии и Западной Европы, а также традиционного рынка сбыта стран СНГ.

Не логистикой единой: еще один плюс производства в Европе, как уточняет Вовк из Кормотех, заключается в надписи Made in EU на упаковке продукции. Эти почти магические слова существенно и едва ли не автоматически улучшают имидж продукта в глазах европейских покупателей. «Произведенная в ЕС продукция сразу вызывает большее доверие у европейского потребителя», — говорит Здесенко.

Почти рай

Главное, что находят отечественные предприниматели в странах Балтии, — это комфортный деловой климат.

В свежем отчете о глобальной конкурентоспособности от Всемирного экономического форума Украина занимает 85‑е место по удобству и условиям для бизнеса, а Эстония, Литва и Латвия — 31‑ю, 39‑ю и 41‑ю позиции соответственно.

Схожая картина и в рейтинге Doing Business от Всемирного банка: у Украины там 71‑е место, а балтийское трио разместилось в пределах топ-20.

Подобная расстановка весьма точно отражает реальное положение дел. В этом на собственном опыте убедился Игорь Гуменный, собственник UBC Group и член совета директоров Союза украинских предпринимателей.

«В Украине, например, худшие в мире условия для подключения к электроэнергии», — говорит он. Совсем иначе все выглядит в Латвии — стране, где у Гуменного есть филиал сети пивных заведений Старгород.

«Мы обратились к архитектору, он подал проект в горсовет — и все, я больше не видел никаких чиновников», — говорит бизнесмен, описывая несложный латвийский процесс подключения бизнеса к коммуникациям. По его словам, если проявятся какие‑то несоответствия, местные власти уведомят об этом предприятие в течение нескольких дней. В итоге на все согласования уходит не более месяца.

«У них [латышских чиновников] другие KPI [показатели эффективности] — там заинтересованы, чтобы все сделать быстро, — уверен Гуменный. — У нас же все может тянуться месяцами».

А пожарные и экологические риски в Латвии, например, оценивают не специальные госорганы, выписывающие штрафы и требующие взятки, а страховщики, с которыми собственники компаний заключают договоры.

В Латвии, по словам Мирошник из IMMER Group, настолько заинтересованы в приходе инвесторов, что даже готовы ради них назначать внеочередные сессии местных советов, если в этом есть необходимость. Да и в целом муниципальные власти охотнее идут на контакт с бизнесменами, в том числе и с иностранными. «Они консультируют достаточно квалифицированно и охотно», — уточняет Мирошник.

Несравнима с украинским уровнем и фискальная нагрузка в странах Балтии. Так, в Эстонии инвестор в течение 10 лет не платит налог на прибыль — там действует аналог налога на выведенный капитал, который собирались внедрять в Украине.

Кроме того, если компания открыла филиал в специальной экономической зоне (СЭЗ), она получает возмещение в 10 % от суммы инвестиций. В случае Кормотеха, который открыл завод именно в литовской СЭЗ, этот возврат составил 0,5 млн евро, или 10% от инвестиций в оборудование, рассказал Вовк. «А еще мы не платим НДС на ввоз оборудования для запуска нашего завода, поскольку оно также европейское», — добавил он.

Еще один важный аспект — доступ к дешевому финансированию: в ЕС можно получить кредит под 2−3,5 % годовых. В то время как в Украине это будет 6−8 % в валюте, уточняет Олег Мочалюк, директор по производству компании T. B. Fruit. Эта фирма перерабатывает украинские ягоды и фрукты, владеет заводами в Украине и Молдове, а еще несколькими предприятиями — в ЕС, а именно в Польше, поближе к основным источникам сырья. И там же строит третье — в него компания инвестирует 45 млн евро, рассчитывая нарастить годовой объем выпускаемой продукции сразу на 25 %.

Заманчивый юг

Отечественные компании открывают промплощадки не только в Евросоюзе. В ближайшем окружении Украины есть еще одна перспективная для ведения бизнеса страна — Турция.

Здесь, на территории СЭЗ Эсбаш, два года назад открыла производство отечественная компания Dezega, ранее работавшая в оккупированном Донецке. Фирма производит специфический товар — самоспасатели: устройства для защиты органов дыхания в шахтах и на вредных производствах. «В Турции намного проще [чем в Украине] получить землю и подключить коммуникации», — рассказывает Антон Сакович, глава совета директоров компании. СЭЗ, в которой обосновалась его фирма, ориентирована на привлечение иностранных инвесторов, и потому все процедуры там упрощены до максимума: работает единое окно для всех разрешений.

Dezega рассчитывает на большой местный внутренний рынок, а заодно и на удобную логистику в Европу, Индию и страны Африки. В свою производственную площадку бывшая донецкая фирма, чей головной офис сейчас находится в Киеве, инвестировала $ 3,5 млн, планируя окупить вложение за пять‑семь лет.

Украинский бизнес готов шагнуть еще дальше в смысле гео­графии: в ЕС либо в Северной Америке хочет купить или создать совместное производство оте­чественный фармгигант — компания Дарница, поставляющая сегодня на внешние рынки около 10 % своей продукции.

Как рассказал Дмитрий Шимкив, глава совета директоров Darnitsa Group, сейчас на этапе due-diligence, то есть предварительного изучения, находится несколько сделок в разных странах мира. Говорить об итогах этой приценки можно будет, по его словам, уже в 2020‑м.

С каждым годом число украинских компаний, открывших производства вне страны, будет расти — отечественный бизнес уверенно становится частью глобального рынка. Но что для частных лиц плюс, для государства Украина может стать минусом.

По мнению экспертов, официальному Киеву давно пора ощутить себя частью глобальной экономики. И побороться за деньги как внешних, так и собственных инвесторов, улучшив условия для ведения бизнеса в стране.

Иначе, как уверяет Петр Чернышов, финансы будут и дальше уходить из Украины в Европу и другие государства.






Горячие предложения

Кредиты на карту

более 30 онлайн-сервисов!

Ставка - от 0.01%

Срок - до 180 дней

Сумма - до 20 000 грн.

Документы - паспорт и код

Bookeeper

295 грн. в месяц

Онлайн бухгалтерия

для ФОП и малого бизнеса

первые 30 дней бесплатно!



Путеводитель

Кредит предприятию и частному предпринимателю (СПД)

Кредиты для бизнеса и частных предпринимателей в Украине (ЧП, СПД): ставки, порядок предоставления

Видео путеводитель