О введении ограничений на импорт задумались самые мощные государства - 26.03.2009

Во время кризиса протекционизм становится популярным инструментом экономической политики. Причем глобализация многократно усиливает эффект защиты внутреннего рынка. // 26.03.2009

Если какой-нибудь городской градоначальник или областной председатель ограничивает перемещение товаров или капиталов за пределы своего региона, а также запрещает ввозить их извне, подобные ограничения считаются глупыми. Но этот аргумент не действует, когда речь заходит о международной торговле. Между тем нынешний глобальный кризис вызвал рост протекционистских настроений во всех странах, в том числе в Украине. О введении ограничений на импорт задумались самые мощные государства, и, похоже, напрасно Всемирная торговая организация и «Большая двадцатка» призывают не делать этого.

Банки и автопром

Классические примеры протекционистских решений, вызванных экономическим кризисом (и которые в итоге усугубили его), — законы Фордни—Маккумбера и Смута—Хоули, принятые в США в 1922 и 1930 годах соответственно. Историки считают, что это только усилило Великую депрессию, хотя ее причинами, конечно, были другие факторы. Но внешнюю торговлю эти законы убили. С 1929 по 1934 годы американский импорт упал на 66%, экспорт — на 61%, тогда как номинальный ВВП — «всего» на 50%.
Политики усвоили этот урок, поэтому такого же масштабного рецидива протекционизма в США сейчас никто не ожидает.

«Опасности возвращения топорного протекционизма нет, поскольку большинство политиков и экономистов помнят, что произошло в 1930-х. Однако протекционизм может подкрасться в виде более завуалированных и хитрых мер, вроде нормы 789-миллиардного пакета Барака Обамы Buy American, дающей национальной продукции приоритет при госзакупках, или инициатив французских властей», — рассказал консультант по международной торговой политике Майкл Джонсон (Великобритания).

Но даже без учета этих мер Всемирный банк прогнозирует в 2009 году снижение международной торговли на два процента.

Опасается протекционизма и генеральный директор Всемирной торговой организации (ВТО) Паскаль Лами, который сейчас только тем и занимается, что ездит по странам-членам организации и пытается убедить их лидеров в необходимости продолжить переговоры по Дохийскому раунду развития. От национальных правительств действительно можно ожидать чего угодно. Лидеры государств «Большой двадцатки» 15 ноября 2008 года пообещали друг другу, что возобновят Дохийские переговоры и не будут повышать торговые барьеры в ближайшие 12 месяцев. Вернувшись домой, они сделали всё с точностью до наоборот.
Самым настоящим протекционизмом является поддержка финансового сектора. Вливание сотен миллиардов долларов в институты, которые в свое время рискованной инвестиционной политикой наломали столько дров, автоматически ставит их в неравные условия с банками. В США общий объем поддержки банков измеряется астрономической суммой в восемь с половиной триллионов долларов (62% ВВП), в Великобритании — 964 млрд фунтов стерлингов (69% ВВП). Средства налогоплательщиков также получили финучреждения Германии, Франции и Нидерландов. Помогая банкам, власти подразумевают, что кредиты будут выдаваться внутри страны. А финансовый регулятор Швейцарии вовсе обходится без намеков — недавно он изменил требования по капитализации для банков UBS и Credit Suisse таким образом, чтобы местные кредиты не учитывались при расчете нормативов.
На втором месте по объемам поддержки находится автомобильная промышленность, сильнее всего страдающая от падения спроса. Первой ласточкой стала поддержка американских General Motors и Chrysler на 17,4 млрд долларов. Президент Франции Николя Саркози пообещал местным автопроизводителям 7,8 млрд долларов. Получат деньги от правительства и немецкие автоконцерны. Власти Швеции, Великобритании и Бразилии посулили организовать отрасли льготные кредиты (3,4; 3,3 и 1,7 млрд долларов соответственно), в России заводам обещана прямая поддержка на сумму 2,3 млрд долларов. Япония, Корея и Италия пока не объявили аналогичных мер, но их производители на это явно рассчитывают.
В ответ другие государства начали увеличивать импортные пошлины. В декабре российское правительство повысило пошлины на легковые автомобили с 25 до 30%, также уменьшив с семи до пяти лет возраст, при котором пошлины дополнительно увеличиваются. А при ввозе машин физлицами денежный сбор увеличен с 48 до 54%. Недавно этому примеру последовала Украина, повысив пошлины на 13% (не исключено, что эту надбавку скоро отменят). А Вьетнам их поднял с 60 до 83% еще в прошлом апреле. Однако автомобилями дело не ограничилось, и страны принялись лимитировать ввоз всей продукции подряд. Индонезия ввела лицензии на импорт около 500 товаров, Индия увеличила пошлины на соевое масло и металл, Россия повысила пошлины на стальной прокат и трубы…

Голь на выдумки хитра

Способы защиты не ограничиваются введением импортных тарифов и субсидий домашним производителям. Например, процветает ресурсный протекционизм. На фоне высоких цен на сырье многие страны вводили экспортные пошлины или запрет на вывоз той или иной продукции. По данным Еврокомиссии, в мире действует около 450 таких ограничений. Они касаются металлов, леса, продуктов химии, текстиля и продуктов питания. В частности, ограничения введены Китаем, Россией, Украиной, Бразилией и Аргентиной. Цены на сырье уже упали, но снижать пошлины никто не спешит. В связи с этим Еврокомиссия уже готовит пакет ответных мер, и ключевым приоритетом своей политики обещает сделать справедливый доступ европейских производителей к сырью. В ответ Москва, Киев и Пекин заявили о планах снизить или отменить некоторые экспортные пошлины, но дальше заявлений дело не пошло. Украинский парламент в декабре отказался отменить 13-процентную пошлину на экспорт семян подсолнечника.
Возобновился конфликт между Вашингтоном и Пекином по поводу курса юаня. Не успев вступить в должность, новый министр финансов США Тимоти Гайтнер заявил, что Китай манипулирует обменным курсом (держит его заниженным, чтобы помочь своим экспортерам), в чем с ним согласился и глава МВФ Доминик Стросс-Кан. Спустя неделю китайский премьер-министр Вэнь Цзябао сказал, что в условиях кризиса КНР следует поддерживать стабильный (низкий. — авт.) курс национальной валюты. Что, впрочем, Народный банк Китая делает еще с прошлого июля, регулярно выкупая валюту и нарастив международные резервы до двух триллионов долларов. А у американских законодателей давно чешутся руки ввести в ответ пошлины, особенно сейчас, когда их инициативы поддерживают собственное министерство финансов и Международный валютный фонд.
Ссорятся даже ближайшие соседи. На прошлой неделе правительство Мексики в несколько раз повысило тарифы на ввоз 90 видов товаров из 40 штатов США. По словам министра экономики Херардо Руиса Матеоса, повышение пошлин коснется импорта на общую сумму 2,4 млрд долларов. В основном речь идет о продуктах питания (например, рисе, пшенице, бобах и говядине), за исключением тех, которые входят в минимальную потребительскую корзину. Повышение пошлин стало ответом на введение американскими властями ограничений на перемещение мексиканских грузовиков по дорогам США.
В Евросоюзе в борьбе с конкурентами додумались использовать экологические поводы. В январе Николя Саркози заявил, что в отношении стран, которые отказываются сократить выбросы парниковых газов, может быть введен европейский налог. Это была торговая атака на США — единственную из крупнейших стран, которая не ратифицировала Киотский протокол. В ответ торговый представитель Вашингтона Сьюзен Шваб возразила, что не следует использовать проблемы изменения климата для оправдания протекционизма. Впрочем, в ЕС пока нет единого мнения на этот счет. Тогдашний еврокомиссар по вопросам торговли Питер Мандельсон признавал такие шаги неэффективными, поскольку они «создают риск ответных мер, которые могут обойтись дороже европейской промышленности в целом».
Некоторые страны рассматривают возможность снижения иммиграционных квот, ведь в конечном итоге целью протекционистов является сохранение работы для своих избирателей. В октябре 2008-го министр иммиграции Великобритании Фил Вулас заявил, что намерен снизить поток иммигрантов. Недавно представители кабинета Гордона Брауна, который в 2007-м выдвинул лозунг «британские рабочие места — для британских работников» (хотя он имел в виду всего лишь программы переквалификации), подтвердили эти планы. Кроме того, в конце февраля этого года министр иммиграции Австралии Крис Эванс сообщил о предполагаемом правительством снижении квоты на рабочую силу из-за рубежа в 2009/10 финансовом году вследствие замедления роста экономики. В середине марта он уточнил, что квота для квалифицированной миграции будет снижена на 14%, со 133,5 тыс. до 115 тыс. человек. Сейчас полная годовая квота составляет 190,3 тыс. человек (один процент населения). Австралия вообще славится либеральной иммиграционной политикой — каждый четвертый ее гражданин родился за рубежом.

ВТО не поможет

Вместе с тем протекционистские шаги могут быть традиционными и совсем не противоречить нормам ВТО. Например, в последние годы многие страны добровольно снижали импортные тарифы и теперь могут их повысить. Если все страны поднимут ставки до максимально разрешенных значений, среднемировой уровень тарифов почти удвоится (вырастет с 4,6 до 9%), подсчитали Антуан Буэ и Дэвид Лаборд из Международного института исследований политики в сфере продовольствия (IFPRI, Вашингтон). Более скромная процедура — отказ от всех добровольных снижений, которые были проведены за последние 13 лет, — повысит тариф до 6,4%. Реализация первого сценария снизит объемы международной торговли на 7,7%, второго — на 3,2%. Как сообщил Антуан Буэ, суммарная вероятность этих сценариев не превышает 50%.
Мы провели дополнительное исследование на эту тему и выяснил, какие именно страны способны поставить подножку свободной торговле. В частности, США и Япония не смогут повысить тарифы, ЕС и Китай — лишь чуть-чуть. А вот у Индонезии средний разрыв между максимальными и реальными тарифами составляет 30,2%, у Колумбии — 30,4%, у Индии — 35,7%, у Пакистана — 45,8%. Таким образом, самый большой простор для протекционизма есть у развивающихся стран, которые по определению не являются ярыми приверженцами свободного рынка. Как упоминалось выше, две страны из этого списка, Индонезия и Индия, уже начали вводить новые ограничения.
Импортные тарифы — не единственный способ защиты рынка. Есть масса более тонких инструментов, вроде санитарных норм и других технических требований к продукции, воплощенных в системах лицензирования и сертификации. Растет число антидемпинговых расследований. По данным ВТО, в первой половине прошлого года их количество увеличилось на 39% по сравнению с аналогичным периодом 2007-го. В частности, 16 государств сообщили о начале 85 новых расследований. Число антидемпинговых мер, правда, выросло не так значительно — всего на шесть процентов. Так, например, 12 стран предприняли введение 54 защитных мер. И всё это соответствует правилам ВТО.
Единственный способ избежать возведения торговых барьеров — завершить Дохийский раунд развития, уменьшив максимально возможные уровни тарифов. По расчетам экспертов IFPRI, это снизит импортные тарифы в мире с 4,6 до 3,6%. Кроме того, такой шаг окажет психологическое воздействие на участников мировой торговли. Они перестанут вести торговые войны, активно применять технические и другие нетарифные методы защиты своего рынка, заниматься протекционизмом и увлекаться либерализацией торговли на локальном уровне (в частности, создавая зоны свободной торговли).
Однако завершить стартовавший еще в ноябре 2001 года раунд будет нелегко: развитые и развивающиеся страны никак не могут преодолеть разногласия по вопросам сельского хозяйства, тарифам на промышленные товары и нетарифным барьерам. Министерские конференции ВТО в Канкуне (2003) и Гонконге (2005) закончились безуспешно. Последние переговоры, проходившие в июле 2008 года в Женеве, также провалились, на сей раз из-за несогласия по параметрам защитных механизмов — речь шла о праве бедных стран ограничивать импорт при быстром его росте.

«Дальше всё зависит от развития кризиса. Если ситуация усугубится и безработица вырастет, вряд ли власти всех стран захотят поставить свой автограф под документом, который еще больше откроет экономические границы», — считает Антуан Буэ.

Раунд завершится нескоро. Во-первых, президент США Барак Обама всё еще формирует свой кабинет. Во-вторых, этой весной пройдут парламентские выборы в Индии, и пока в стране не сформируется новое правительство, ей также будет не до торговых переговоров. Техническое завершение Дохийского раунда займет некоторое время, минимум полгода. По прогнозам европейской ассоциации юристов и аудиторов CMS Legal, он завершится не ранее конца 2009–начала 2010 года. Таким образом, вступление в силу хотя бы части новых договоренностей в рамках ВТО будет датировано январем 2011-го.

Дурной пример заразителен

Между тем Киеву было глубоко наплевать на ВТО, когда он начал играть в протекционизм. Причем всё началось еще задолго до обострения кризиса. Парламент пытался отсрочить снижение некоторых пошлин (в частности, на кости, фарш из мяса и птицы, автомобили с объемом двигателя от 1 до 2,2 л, шоколадные изделия и продукты виноделия) еще на этапе имплементации наших обязательств перед ВТО, уже вступив в организацию. Однако президент Виктор Ющенко ветировал законопроект.
Кризис и девальвация почему-то обострили желание ограничить импорт, хотя они сами по себе стали главным барьером на пути масштабного ввоза товаров. В октябре правительство попросило Верховную Раду предоставить ему право самостоятельно изменять ставки пошлин. Затем депутат Сергей Терехин (БЮТ) предложил ввести 13-процентную дополнительную импортную пошлину на все товары, кроме критического импорта. В декабре Рада приняла этот закон, но президент наложил вето, ссылаясь на нормы ВТО и меморандум с МВФ. Тогда был составлен перечень товаров, импорт которых следовало ограничить на полгода с возможностью пролонгации еще на шесть месяцев. Сюда вошли продукты питания, одежда и техника. По нашим расчетам, на них в 2008 году приходилось около 17% импорта. На сей раз президент подписал закон, параллельно обратившись в Конституционный суд относительно нормы, разрешающей Кабмину продлевать действие пошлин. Закон вступил в силу 6 марта. Правда, в тот же день премьер Юлия Тимошенко заявила, что подумает об отмене пошлин на импорт автомобилей.
Украине, чей экспорт по объемам сопоставим с импортом, глупо играть в такие игры. Мартовский консенсус-прогноз показал, что по итогам 2009 года экспорт товаров и услуг составит 57,2 млрд, а импорт — только 56,5 млрд долларов. То есть впервые за последние пять лет страна получит положительное торговое сальдо. А значит, бороться с ввозом товаров не стоит, необходимо думать о том, как наращивать экспорт и развивать внутреннее производство конкурентоспособных товаров.

Первая мировая торговая война

После завершения Первой мировой войны перед Соединенными Штатами встала проблема перепроизводства. Производственные мощности, востребованные в ходе войны, оказались избыточными. Спрос на продовольствие также упал, а доходы фермеров сократились с 17,7 млрд в 1919 году до 10,5 млрд долларов в 1921-м. После выборов 1920 года контроль над Конгрессом и Белым домом получили республиканцы, которые начали подумывать об ограничительных мерах. Дискуссии вылились в законопроект, который содержал новые инструменты защиты. «Научный тариф» уравнивал производственные затраты во всех странах, чтобы другие государства не могли предлагать цены ниже, чем американские компании. «Американская отпускная цена» позволяла рассчитывать тарифы на основании американской цены, а не импортной. Соответствующий закон, названный в честь конгрессменов Джозефа Фордни и Потрета Маккумберта, президент Уоррен Хардинг подписал в сентябре 1922 года. Документ повысил средний уровень адвалорных импортных тарифов до 38%. Реакция не заставила себя долго ждать. Европейские государства начали жаловаться, что из-за сокращения экспорта их продукции в Штаты они не смогут погасить военные долги перед Америкой. Спустя пять лет после принятия закона основные торговые партнеры США значительно подняли импортные пошлины. Так, Франция повысила тарифы на автомобили с 45 до 100%, Испания — на все американские товары на 40%, Германия и Италия увеличили ставки на ввоз пшеницы. Однако это не остановило американских законодателей. Дальнейший рост безработицы вдохновил сенатора Рида Смута, принимавшего участие в разработке закона Фордни—Маккумберта, предложить новое повышение тарифов. В этом ему помог конгрессмен Уиллис Хоули. Сенат, обсуждавший документ почти год, принял версию Палаты представителей, по которой повышались тарифы на 900 различных товаров. После этого 1028 экономистов подписали петицию президенту Герберту Гуверу с просьбой наложить вето. С такой же просьбой к нему обращались Генри Форд и глава JP Morgan Томас Лэмонт. Несмотря на это президент, ранее выступавший за повышение только сельскохозяйственных тарифов (с одновременным снижением промышленных), в июне 1930 года, когда в разгаре была Великая депрессия, подписал закон. Но теперь ответные меры торговые партнеры ввели еще до вступления закона в силу. К сентябрю 1929 года Вашингтон получил протесты от 23 стран. В мае 1930 года Канада, крупнейший торговый партнер США, повысила ставки на 16 категорий товаров, на которые приходилось 30% американского экспорта в страну. Кроме того, Оттава снизила тарифы для Великобритании, примеру канадцев последовала и Франция. Германия вовсе впала в автаркию. Тем не менее это не остановило американцев. Более того, поскольку большинство ставок были специфическими (долларов за единицу веса), со снижением цен адвалорный эквивалент вырос. В 1932 году он составил рекордную цифру — 60%. Снизить ставки удалось только новому президенту Франклину Рузвельту в 1934 году. Согласно принятому тогда закону о взаимных торговых соглашениях, глава государства получил право вести двусторонние переговоры о взаимном снижении тарифов, вплоть до двукратного. В результате удалось достичь договоренностей о либерализации торговли с Канадой, Великобританией, Аргентиной, Уругваем и некоторыми другими странами. Многие нормы закона легли в основу Генерального соглашения о тарифах и торговле, предшествующего созданию Всемирной торговой организации.



Актуальные обзоры банковского рынка для бизнеса на ваш e-mail!


Путеводитель

Кредит предприятию и частному предпринимателю (СПД)

Кредиты для бизнеса и частных предпринимателей в Украине (ЧП, СПД): ставки, порядок предоставления

Видео путеводитель